143554 html m1b5c0454

100 лет назад, 7 (20) декабря 1917 года в Туле была провозглашена советская власть.

30 октября (12 ноября) 1917 года резолюция большевиков о переходе власти в Туле и Тульской губернии к советам провалилась. Меньшевистско-эсеровский Совет рабочих и солдатских депутатов проголосовал против предложения Каминского. На следующий день дезориентированные петроградскими событиями депутаты от мелкобуржуазных партий устроили демарш. Большевики оказались в большинстве, что позволило им избрать председателем тульского Совета Александра Иосифовича Кауля. Это событие стало единственным успехом большевиков в оружейной столице после штурма Зимнего дворца. Больше месяца город и губерния оставались белым пятном на стремительно багровеющей карте России.

Перейти Рубикон ленинцы смогут в результате выборов в Учредительное Собрание. Тула проголосует за большевиков и отправит в небытие их злейших врагов — меньшевиков, последние уступят в голосах даже кадетам. С той поры вопрос об установлении советской власти станет существовать исключительно во временном аспекте.

О чем умолчала «Тульская молва»

Изменяя традиции ссылаться на публикации в «Тульской молве», опишем последующие события со слов историков. Дело в том, что газета, издаваемая банкиром Фортунатовым, категорически не хотела признавать свершившейся факт — победу большевиков, упорно веруя в грядущее Учредительное Собрание. Делегаты последнего тогда уже съезжались в Петроград, для того, чтобы определить судьбу России на века. Чем это закончится хорошо известно.

Тем временем, в конце ноября в Туле состоялись перевыборы Советов солдатских депутатов, которые показали, что большевики достигли решающего перевеса голосов. Успешными для этой партии стали и прошедшие 2 (15) декабря выборы в Совет от мелких предприятий Тулы. Все это позволило большевикам взять под контроль Совет рабочих и солдатских депутатов.

На пленуме 7 (20) декабря 1917 года председательствующий большевик А. И. Кауль поставил на голосование предложение о переходе всей полноты власти к Совету. В знак протеста правые эсеры и меньшевики по уже сложившейся традиции покинули заседание и пошли ждать спасительного Учредительного Собрания. В их отсутствие пленум принял воззвание «К рабочим, солдатам и крестьянам Тулы и Тульской губернии». С этого момента в Туле устанавливалась «одна власть, общая со всей Россией, власть Совета, власть революционных рабочих, солдат и крестьян». На пленуме был избран Военно-революционный комитет Совета во главе с А. И. Каулем и Г. Н. Каминским. Депутаты пропели «Интернационал», а туляки шагнули в новую историческую эпоху.

Совет 1917 Тула

Орган твердой революционной власти

Впрочем, о переходе власти к Совету р. и с. д. (рабочих и солдатских депутатов. — С. Т.) «Тульская молва» сообщала косвенно. Например, в № 3008 от 9 декабря 1917 г. опубликована заметка о панике в Тульской городской Думе. Этот орган местного самоуправления оказался теперь не у дел и покорна ждал силовой ликвидации.

«Вчера при очень большом стечении публики, состоялось экстренное заседание городской думы. — сообщал корреспондент газеты. — Многие ожидали каких-либо насильственных действий над думою в связи с объявлением о переходе власти в Туле к совету р. и с. д., но эти опасения не оправдались».

Учесть министров временного правительства, которые кстати отделались легким испугом и в течении нескольких дней после ареста были отпущены на свободу, членам городской думы не грозила. Впрочем, все равно не многим из них будет суждено умереть своею смертью.

Следующее сообщение «Тульской молвы» также косвенно свидетельствовала о победе красных.

«Вчера по постановлению совета рабочих и солдатских депутатов, местный комитет народной борьбы с контрреволюцией (главный орган сопротивления большевизму в Туле. — С. Т.) распущен…

Советом выделен военно-революционный комитет, как орган твердой революционной власти».

А дальше. Дальше по образцу и подобию петроградских товарищей. Но… с миролюбивой тульской спецификой.

Запрет на листовки

Меры только что провозглашенной в Туле власти советов были на порядок гуманнее столичных. Что и естественно, так как столкновения партий здесь происходили без участия революционных солдат и матросов — исключительно силой ораторского мастерства, а не ружей и пушек.

Одними из первых решений петроградского ВРК (военно-революционного комитета. — С. Т.) было закрытие оппозиционных газет. Тульский ВРК ограничился следующими мерами: «Вчера, военно-революционным комитетом при Тульском совете р. и с. д. разослано по местным типографиям обязательное постановление, в котором владельцам и заведующим, под страхом денежного штрафа в размере 3.000 руб. или ареста до двух месяцев, запрещается принимать заказы на листовки, воззвания и другие печатные произведения, призывающие население не подчиняться и не признавать рабоче-крестьянской советской власти, народных комиссаров и власти советов в городе Туле и Тульской губернии».

Появление диковинки

Революционная стихия, бушевавшая который месяц, утомила туляков. Политическая нестабильность сделалась самым стабильным из явлений своего времени.

По случаю установления советской власти торжественных собраний, как в первые дни после отречения Николая II, не было. Манифестаций тоже. Поистине историческое событие сопровождал серый, однообразный быт туляков. Слишком трудно было жить, чтобы по-прежнему надеется на лучшее. Но кое-что все же произошло.

8 (21) декабря, на следующий день после победы большевиков в тульском Совете в городе появился… белый хлеб. Ну и что в этом такого? — справедливо спросите вы. Как хорошо, что нам этого не понять. Вот что писала «Тульская молва»: «Вчера в городских хлебопекарнях отпускался белый хлеб.

На пешеходов, несших ковриги белого хлеба, обыватели смотрели с благоговением».

Как жалко, что дальше неуместно будет вспомнить слова из монолога Райкина про специфический вкус всего дефицитного. Война, разруха, полуголодные будни, но самое главное — совершенно неясное будущее сделали свое дело: не многие спешили полакомиться ароматными батонами.

«Казалось бы, местный житель, получив давно невиданное — белый хлеб, должен бы быть удовлетворен, — риторически вопрошал корреспондент газеты. — Но... у многих, по-видимому, были свои соображения.

Белый хлеб, во-первых, и дороже и менее питателен, чем черный. Появление диковинки — белого хлеба вызвало в тот же день… меновую торговлю.

Нам передают, что ковриги белого хлеба выменивались в этот день на… ржаную муку.

За ковригу белого хлеба в 10—12 фунтов давали 25—30 фунтов ржаной муки.

Как бы критически не был момент, а предприимчивые люди всегда найдутся».

Читальная в бильярдной

Вместе с появлением в Туле белого хлеба анонсировалось открытие дешевой столовой — быть может первого в городе советского общепита!

«Тульская молва» писала: «На днях открывается дешевая столовая… в помещении бывшего трактира Тихонова на Пушкинской улице, реквизированного военно-революционным комитетом за допущение азартной игры на биллиарде и за высокие цены на кушанья.

Союз служащих решил в биллиардной комнате организовать читальню для посетителей».

Вот с чего в Туле начиналась советская власть.

4cffc7a50c81a5cd5fd07e46c126bc00

Сергей ТИМОФЕЕВ
опубликовано в газете «Тульский „Молодой коммунар“» 
№ 74 (12177) от 15.12.2017


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить