bVWdQwiaLjUЕе отец Георгий Никитич Тормозов в 1929 году был избран председателем колхоза «Красная звезда», а затем работал здесь казначеем. В 1937 году его репрессировали, и он пропал в ГУЛАГе. Мать Фекла Ивановна - доярка. В семье было семеро детей. После ареста отца четверых старших детей забрал к себе в Тулу дядя Иван Никитич, который жил на улице Герцена.

Окончив семилетку в деревне Опочня, перебравшись в город, Анна стала обучаться бухгалтерскому делу сначала под руководством дяди, который работал калькуляторщиком в обкомовской столовой, а затем на курсах бухгалтеров. После их окончания Иван Никитич с 21 апреля 1939 года устроил ее в расчетный отдел на хлебозавод №1, который находился в Заречье, недалеко от Ряжского вокзала на Привокзальной плотине. Работала она также и секретарем у директора хлебозавода Юрия Ароновича Шпенглера.

«Оборудование на заводе было самое простое: печи, которые топились углем, «квашенки» для замеса теста со специальным механизмом. Формы смазывались вручную маслом, а в войну каким-то мазутом. Поэтому и хлеб получался с запахом мазута. Зато буханка весила полноценный килограмм. В воскресный день, когда началась война, мы с двоюродной сестрой собирались пойти в парк погулять. И тут в полдень дядя включил дома радио, и все услышали выступление Молотова», - вспоминала Анна Георгиевна.

Во время войны работали в три смены. Транспорт по Октябрьской улице не ходил, так как на ней стояли противотанковые ежи, и все четыре года на работу ходили пешком. Возле кинотеатра «Спартак» на столбе висел радиорупор. Брака на производстве не было, за этим тогда строго следили. Хлебная норма составляла триста грамм на человека. Рикши и возчики развозили с завода хлеб по точкам в городе. Несмотря ни на что, хлебозавод никогда не прекращал работу.

Когда в городе начались бомбежки, Анна Тормозова с другими девчатами ходила вечером проверять, чтобы не светились окна в жилых домах. Ряжский вокзал бомбили несколько раз. В сторону Криволучья ночью глянешь: огни и зарево, везде горели деревни. Пролетарский район немцы бомбили очень часто, искали патронный завод. Рядом с нашим домом на улице Герцена в овраге стояли зенитчики. Один из молодых зенитчиков, лейтенант Саша Тихомиров из Ленинграда, трагически погиб, когда минировал поле: пятнадцать мин поставил, а на шестнадцатой подорвался сам. Уже после войны на его могилу приезжала мать из Ленинграда.

29 сентября 1941 года произошла первая бомбардировка хлебозавода. Воздушные тревоги случались часто, и когда прозвучал сигнал воздушной тревоги, бухгалтеры решили не уходить из помещения. Звуков налетевших

самолетов никто не слышал. Но неожиданно прогремели взрывы на территории хлебозавода. Вылетели рамы и двери в здании правления. Выбежав из здания, Анна Георгиевна увидела убитого возчика, который развозил на подводе хлеб по городу. Во время войны хлебозавод выпекал черный хлеб и сухари. Сухари делались из пшеничного хлеба из муки высшего качества, которая привозилась из Украины. Хлебозавод № 1 снабжал хлебом и сухарями воинские части: танковую и летную, в том числе и французских летчиков из полка «Нормандия – Неман». Вторая бомбежка хлебозавода случилась уже в ноябре 1941 года. Тогда погибло много рабочих: тестомесы и грузчики, которые с мешками с мукой поднимались на «квашенку», где замешивалось тесто. Разбомбило четвертую печь, где выпекались сухари, и заводскую котельную.

Однажды, когда Анна Георгиевна возвращалась с работы, она видела, как немецкий самолет сбрасывал зажигательные бомбы на улице Штыковой. Бомбы были по три штуки, самолет сбросил девять бомб и улетел. Анна Георгиевна была членом медико-санитарной команды. И когда бывала воздушная тревога, он должна была из дома бежать на территорию хлебозавода на случай оказания помощи пострадавшим. У хлебозавода было несколько подшефных госпиталей в школах №10 и №55. В них дежурили, помогали мыть раненых, стирали бинты. В Петровском парке рыли окопы. Дважды на хлебозавод приезжал председатель облисполкома Н.И. Чмутов. В освобождении Тулы принимали участие сибирские дивизии. Идя утром на работу, Анна увидела на улицах города молодых ребят в белых маскхалатах и шубах. И придя на работу, девчатам рассказывала, что на улицах полно сибиряков все молодые, высокие, красивые в белых шубах.

В 1943 году Анна Георгиевна ездила в госпиталь к брату Алексею, который был ранен, и награжден медалью «За оборону Москвы». Будучи разведчиком, он погиб в Восточной Пруссии.
Другой брат Александр с четырнадцати лет оказался в партизанском отряде. Однажды зимой он завел немецкий обоз в лес в самые сугробы, а сам убежал. Затем был направлен в военное училище в Харьков, где выучился на радиста и дослужился до майора. В последние годы он жил в Киеве.

В День Победы, 9 мая 1945 года, на завод приехали танкисты, выкатили на заводе бочку пива, оркестр, хороший обед сделали рабочим. Восстанавливали завод пленные немцы. Приходили утром колоннами, пели песню на немецком языке. В 1946 году Анна Георгиевна вышла замуж за Николая Васильевича Парфенова, который работал шофером. В 1948 году у них родился сын Вячеслав, который тоже до пенсии работал шофером. Есть внук Андрей и правнучка Мария шести лет.

Проработав на хлебозаводе №1 36 лет, Анна Георгиевна ушла на пенсию начальником расчетного отдела. Награждена медалями «За оборону Москвы», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «В память 850-летия Москвы» и почетным знаком «Участнику обороны Тулы». За высокие показатели в работе была награждена нагрудным значком «Отличник социалистического соревнования РСФСР».


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить