Pmu3HGO2g9k93 года со дня рождения (1924) ветерана Великой Отечественной войны Клавдии Михайловны Логвиной (в девичестве Семенова).

Она оказалась последним по счету, пятым ребёнком в семье, причем две девочки умерли рано, а три сестры прожили нелегкую жизнь. Мать Ефросинья Фёдоровна родом из Тихвина начинала свой трудовой путь рабочей на заводе «Красный треугольник», а затем ухаживала за ребенком у состоятельных людей.


Отец Михаил Семёнович, рабочий швейной фабрики из Ярославля, приехал в Петроград на заработки. Здесь молодые люди познакомились и поженились, а домовладельцы, у которых работала Ефросинья, выстроили им домик.

Клава хорошо училась в 21-й ленинградской школе, но после седьмого класса с подружками собралась в колхоз работать трактористкой. «Мы воспитывались на советских фильмах, очень любили Родину, хотели приносить пользу. Родители еле отговорили. К тому же за отличную учёбу нас наградили поездкой по историческим местам Ленинграда на легковом автомобиле, и жители приветствовали криками и лозунгами «Привет отличникам учёбы!», - вспоминала Клавдия Михайловна.Окончив курсы сандружинников, девушка училась в вечернем финансово-экономическом техникуме и работала на заводе «Экономайзер».

«Когда началась война, собрали работников завода, объявили о нападении Германии. Было много добровольцев на фронт. Я тоже просилась, но мне сказали, что и здесь дела найдутся», - рассказывала Клавдия Михайловна.Особенно запомнился налёт на город 24 сентября, в день ее рождения. В военкомате Клавдию привлекали для выписывания и разноса повесток, так как у нее был хороший почерк. С октября 1941 года она была откомандирована в районную сандружину, где сопровождала раненых: «Много было трупов на улицах, и на кладбище они лежали вповалку. Нередко у них была срезана мякоть – некоторые могильщики срезали мясо и продавали на рынке на котлеты. Соседка по дому съела грудного ребёнка, которого не могла прокормить. Тогда все от неё отвернулись. Отец и мать умерли от голода. У матери мальчишка на улице вырвал карточку и хлеб. Я, конечно, делилась с матерью своим пайком, ели с ней по очереди, но она всё равно умерла. Хоронили сами на кладбище, гробов не было, зашивали в одеяло».

В сандружине Клавдия была до июля 1942 года. Затем она стала заместителем и начальником штаба квартала № 3 Володарского района. Вместе с участковым ходила на обыски, искала по домам у спекулянтов и мародёров продовольствие. Перед Новым 1942 годом всем выдали по бутылке водки для поддержания духа. Но среди сандружинниц водку никто не пил, и они решили пригласить военных моряков. Клавдия Семенова знала семафорную азбуку, но когда стала семафорить, её забрали в милицию, откуда вызволили друзья.

Когда в Ленинград приехал Г.К. Жуков, комендант города пожаловался, что не хватает мужчин в гарнизоне. Тогда командующий фронтом приказал мобилизовать девушек, которым исполнилось восемнадцать лет. «Приняли присягу, надели форму. В сандружине ходили по районам, кормили маленьких детей. Замещали врачей, лечили больных, выписывали больничные листы. Дежурили на крышах домов, определяли типы самолётов и их количество. Разбирали завалы от бомбёжек, тушили пожары. Работы хватало», - подытоживает Клавдия Михайловна. Она была в Ленинграде до конца блокады, с радостью встречая освободителей города. После снятия блокады ее направили на Карельский перешеек, откуда демобилизовалась в 1945 году.

После войны работала плановиком в Ленинграде на заводе «Большевик». Там и познакомилась с будущим мужем, пришедшим на практику. Вместе с ним переехала в Тулу, где Клавдия Михайловна долгие годы возглавляла на машзаводе плановое бюро, принимая продукцию военного производства.Клавдия Михайловна Логвина награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями "За оборону Ленинграда", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне".


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние публикации