kartinka1 900kh600

Организованный при поддержке спецслужб США и Западной Европы вооруженный захват власти украинскими националистами на Украине в феврале 2014 г., заставляет обратиться к истокам организации информационно-психологических диверсий против России, разжигания националистических страстей, и, прежде всего, вражды и ненависти к русскому народу. Менее чем за сто лет в исторической литературе, в русском языковой среде, на географических и политических картах появились такие термины как «Украина», «украинец», «украинский язык». С 1991 г. политической реальностью стало независимое государство Украина, которое еще в составе СССР в 1945 г. стало членом ООН.

В этом государстве главным средством идеологического воспитания населения в национальном духе служит система образования, краеугольным камнем которой является преподавание истории.

За годы независимости государства тотальному пересмотру подверглась вся его история с древнейших времен до современности. Задним числом украинские историки выдумали, якобы существовавший в древности фантастический «украинский народ», который веками боролся за независимость против главного своего врага — России, нещадно эксплуатировавшей Украину, душившей ее культуру, язык, не брезговавшей даже геноцидом. Эти же псевдоученые трактуют украинскую историю как историю европейскую, тесно связанную с европейской политической и культурной средой.

Исходя из этого, возникает необходимость рассмотрения истоков этой пропаганды, которая создает угрозу для возникновения на границах России русофобского, враждебного государства.

РОЖДЕНИЕ ТЕРМИНОВ «УКРАИНА» И «УКРАИНЕЦ»

Летописные источники по истории ІX–XІІІ веков в качестве этнонимов для названия населения Киевской Руси использовали термины «Русь», «русские», «русы», «россы», «русский народ». В основе всех их лежат два ключевых слова — «Русь» и «русский». Именно так называли себя жители Руси в то время. Термины «великороссы», «малороссы», «белорусы», «россияне», и уж тем более «украинцы», были изобретены позже, и с точки зрения науки не имеют права на внедрение задним числом в предшествующую эпоху.

В XІV–XVІІІ веках русский народ был разделен между Московской Русью и Литвой, которая в XVІ веке вместе с Польшей образовала государство Речь Посполитая, где правили поляки. Для обозначения территорий, находящихся под властью польской шляхты применялись названия «Малая Русь» и «Белая Русь». В исторических документах той поры ни в одной строчке не упоминается ни «Украина», ни «украинцы», ни «Белоруссия», ни «белорусы». Польская оккупация Малой и Белой Руси, населенных русским народом, отразилась на его языке, культуре и обычаях. В русский язык попало много польских слов, а высшие слои Малороссии начинали родниться с поляками, переходить в католическую веру и превращаться в поляков.

Ополячивание «верхов» не привело к ассимиляции «низов»: русский народ сохранил Православную веру, родной язык, традиции, что и предопределило историческое решение Переяславской Рады о воссоединении Малой и Великой Руси. Богдан Хмельницкий, в июне 1648 г. отправил универсал жителям Львова: «Прихожу к вам как освободитель русского народа; прихожу к столичному городу земли червонорусской избавить вас из польской неволи». Польский гетман Сапега в те дни писал: «Против нас не шайка своевольников, а великая сила целой Руси. Весь народ русский из сел, деревень, местечек, городов, связанный узами веры и крови с казаками, грозит искоренить шляхетское племя и снести с лица земли Речь Посполитую».

После воссоединения Левобережья Днепра с Великой Русью начался обратный процесс вытеснения полонизмов из общерусского языка. Более того, в создании литературного русского языка, решающую роль сыграли выходцы из Малороссии: Мелетий Смотрицкий, Епифаний Славинецкий, Арсений Сатановский, Симеон Полоцкий, Феофан Прокопович и др.

Что же касается «украин» (т.е. окраин), то этот термин, как и в русском, так и в польских языках, применялся только к приграничью государства.

Во второй половине XVІІІ века, в 1772, 1793 и 1795 гг. были осуществлены три раздела Польши между Россией, Пруссией и Австрией. В результате этих актов Россия возвратила юго-западные русские земли и территорию современной Белоруссии. Однако Галиция, Карпатская Русь и Буковина, вместе с русским населением, отошли к Австрии.

Именно в это время появляется произведение неизвестного автора «История русов». Ряд исследователей полагают, что «История руссов» появилась в период с 1760 по 1780 гг., когда казацкая старшина добивалась российского дворянства. Произведение, переполненное ненависти к Московскому царству, отличал русский литературный язык, ибо «украинского языка» в то время не существовало в природе. Центральной фигурой в «Истории русов» выступает гетман Богдан Хмельницкий. Автор уделил значительное внимание восстаниям русов против поляков, гетманству Мазепы, взятию Меншиковым Батурина, Полтавской битве, арестам казаков и старшин, ликвидации гетманщины. «История Русов» была известна А.С. Пушкину, Н.В. Гоголю, К.Ф. Рылееву. Произведение оказало огромное влияние на Т.Г. Шевченко. Именно оттуда он черпал ненависть к русской истории, к Екатерине ІІ.

Историки характеризуют «Историю Русов» как недостоверное историческое произведение. Так, например, Н.И. Костомаров, в молодости попавший под влияние польских историков, только на склоне лет пришел к ясному заключению, что в «Истории русов» «много неверности и она… распространяла ложные воззрения на прошлое Малороссии». Также он отмечал: «Мне значительно повредило доверие, оказанное таким мутным источником, как «История руссов»». Современная украинская историография, оценивает «Историю русов» как достоверный источник для изучения истории Украины XVIII века. Однако и в этом произведении, переполненном ненависти к России, слова «Украина» и «украинец» отсутствуют. Вплоть до XІX века эти слова в политическом лексиконе отсутствовали.

Уничтожение польского государства, воссоединение значительной части русского народа, вызвали со стороны польской интеллигенции протест. В том же 1795 г., когда был совершен третий и окончательный раздел Польши, в Париже вышла небольшая книга польского графа Яна Потоцкого «Историко-географические фрагменты о Скифии, Сарматии и славянах». Страстный путешественник и талантливый публицист, высказал «гипотезу», что жители Малой России не имеют ничего общего с русским народом, т.к. происходят от сарматов и настоящее название этого народа — «украинцы». Позже Я. Потоцкий на русской государственной службе выслужил чин тайного советника, став кавалером ордена Святого Владимира I степени. Покончил жизнь самоубийством в декабре 1815, когда решения Венского конгресса похоронили его надежды на возрождение независимой Польши. Однако, если Я. Потоцкий выводил «украинцев» от племен, так или иначе относившихся к славянам, то граф Тадеуш (Фаддей) Чацкий в произведении «О названии "Украина" и зарождении казачества» вышедшем в свет в 1801 г., уверял, что «украинцы» произошли от укров, особой орды пришедшей на место Украины из-за Волги в VII веке. От фантастических укров Т. Чацкий и вывел слово «Украина» и слово «украинцы». Таким образом, выходило, что в «украинцах» нет ничего русского, а Екатерина ІІ, участвуя в разделах Польши, ложно думала, будто она возвращает в свою колыбель русских.

Таким образом, в конце XVIII — начале XIX вв. произошло рождение терминов «Украина» и «украинец» ничего не имевшие общего с подлинной исторической реальностью.

ПРОВАЛ УКРАИНИЗАЦИИ В ИМПЕРСКОЙ РОССИИ

Теории Я. Потоцкого и Т. Чацкого должны были бы сгинуть, но на деле это оказалось не так. Несколько польских профессоров преподававших в Харьковском университете при полном попустительстве властей приступили к пропаганде идей Я. Потоцкого и Т. Чацкого среди студенчества. Распространению этих взглядов облегчалось еще и тем, что Александр І передал полякам всю систему народного образования Правобережной Малороссии. Поначалу движение «украинцев» оформилось в виде небольшого кружка в городе Умань на Правобережье Малой России недалеко от Киева. Члены объединения называли себя «украинцами», однако, будучи поляками, изъяснялись по-польски. После разгрома Польского восстания 1831 г., в котором уманские «украинцы» приняли самое активное участие, кружок прекратил свое существование.

Эстафету польских «украинцев» подхватило тайное Кирилло-Мефодиевское братство, созданное в Киеве в декабре 1845 г. Главными его деятелями были педагог Н.И. Гулак, историк Н.И. Костомаров, драматург П.А. Кулиш, художник и поэт Т.Г. Шевченко. Именно эти русские по происхождению деятели стали оперировать терминами «Украина» и «украинский». Именно они вбросили эти слова в русскую языковую среду. Об этом ясно говорит и программный документ братства — «Книга буття украінського народу». Методологической основой «Книги буття…» стала «Истории русов», Оценивая прошлое, документ не скрывал своих симпатий к Польше: «И соединилась Украина с Польшею как сестра с сестрою…», «Но не погибнет Польша, ибо ее пробудит Украина, которая не помнит зла и любит сестру свою так, как будто ничего не было между ними». Казаков, принявших российское дворянство, члены общества называли «выродками»: «…а хотя из украинской крови эти выродки, однако они не сквернят своими подлыми устами украинского языка и сами себя не называют украинцами…». Оценивая воссоединение русских земель в 1654 г. авторы «Книги буття…» не жалели черных красок: «Но скоро увидела Украина, что она попалась в неволю, ибо она по своей простоте не узнала, что такое значит царь московский, а царь московский значил то же, что идол и мучитель».

Члены Кирилло-Мефодиевского братства подверглись незначительным репрессиям, но в будущем все они стали знаменитыми, работали в Санкт-Петербурге. Некоторые из них, например, историк Н.И. Костомаров, пересмотрели свои взгляды, но в целом их деятельность заложила основу для передачи эстафеты уже не из польских рук, а в «надежные» руки сбитых с толку соотечественников. Естественно не без польского участия. Гуманное отношение к ним, такой человек как П.А. Кулиш оценивал иначе. В письме славянофилу С. Аксакову в октябре 1858 г. он писал следующее: «Нас горсточка, хранящих веру в свою будущность, которая, по нашему глубокому убеждению, не может быть одинакова с будущностию Великорусского народа». Тем не менее, позже, Кулиш и его сторонники, под влиянием Н.И. Костомарова, говорили не о «русском» и «украинском» народах, а о двух частях единого русского народа. В санкт-петербургской типографии, владельцем которой был П.А. Кулиш, свои произведения его сторонники, в том числе и Т.Г. Шевченко, печатали только на русском языке, т.к. фантастического «украинского» не было и в помине.

Очередным этапом украинского движения стала «Громада», организованная в Киеве приват-доцентами университета св. Владимира М.П. Драгомановым, автором гимна «Ще не вмерла...» П.П. Чубинским и В.Б. Антоновичем. Многие члены «Громады» впоследствии участвовали в создании «Просвиты» в Киеве, Полтаве, Екатеринославле, Одессе, Чернигове. Однако «титанические» усилия этих «сознательных украинцев» в 60-70-х гг. оказались бесплодными охватывала всего лишь несколько сотен человек.

Подлинной находкой для украинофилов стала деятельность уроженца польского города Холм М.С. Грушевского. Выпускник Киевского университета, он с 1894 г. преподавал в Львовском университете.

Более лживого историка, чем М.С. Грушевский найти практически невозможно. Его многотомное собрание сочинительств представляют набор фальсификации общепризнанных наукой фактов. Факты М. Грушевского не интересовали, и он врал без стеснения. Приделав к имени «Русь» слово «Украина», получив, таким образом, фантастическую страну «Украина-Русь», Грушевский заселил ее фантастической «украинско-русской народностью».

При встречах с терминами «русский», «Русь» он автоматически заменял их словами «украинец» и «Украина». В результате такой «гениальной» операции «отец украинской истории» за несколько лет соорудил «тысячелетнюю украинскую историю», обеспечив самостийникам «исторические корни». Таким способом русских выбросили из Киевской и Малой Руси, а «украинцы» превращены в ее хозяев.

Однако усилия все усилия членов Кирилло-Мефодиевского братства, общества «Громада», деятельность М.С. Грушевского по образованию украинского народа в конце XIX — начале XX вв., рамках Российской империи оказались бесплодными.

ФОРМИРОВАНИЕ «УКРАИНСКОЙ» ПОПУЛЯЦИИ В АВСТРО-ВЕНГРИИ

Как уже было отмечено выше, после раздела Польши территории Галиция, Карпатская Русь и Буковина, населенные этническими русскими людьми, отошли к Австро-Венгрии. Галиция еще в XIV веке оказалось в католической Польше. Карпатская Русь почти девять веков входила в состав Венгрии. Буковина вошла в Молдавское княжество. В XVIII веке все они «встретились», но уже в Австро-Венгрии. Иногда, эти территории историки объединяли названием «Червонная Русь». Люди, населявшие эти земли, называли себя русскими или русинами.

В первый раз русины увидели русских из России в 1848 г.. Тогда через Карпаты прошла 200-тысячная русскую армию, которую Николай II послал на усмирение восставших венгров. Угро-русский писатель Уриил Метеор об этом событии написал, что русины «свободно разговаривали с Москалями и без затруднения понимали их язык».

До этого похода правительство Вены признавало галичан русскими людьми, а также их родство со своими соотечественниками из России. С этого времени все меняется. Губернатор Галиции граф Стадион заявил австрийскому правительству, что называть их «русскими» опасно для государственного единства империи, после чего власти стали официально именовать их «рутенами». Представителям русинов Стадион заявил следующее: «Вы можете рассчитывать на поддержку правительства в том случае, если захотите быть самостоятельным народом и откажетесь от национального единства с народом государства, именно в России, т.е. если захотите быть рутенами, не русскими». В том же 1848 г., матушка австрийского императора Франца Иосифа придумала для своих «рутенов» подарочек — «жовто-блакитный» флаг, который ныне является государственным флагом Украины.

Так как в Галицкой Руси на высших должностях находились поляки, то русская духовная жизнь здесь быстрее стала подвергаться деформациям. Полякам удалось в среде галицких русинов обострить отношения между старорусинами, стоявшими на почве русского единства, и молодорусинами, готовыми признать себя отдельным народом. Расхождения поначалу сводились только к спорам о языке. Поляки стремились их углубить и усилить. Старорусинов, поляки перед австрийскими властями, выставили как политически неблагонадежных.

К концу XІX века польские усилия увенчались успехом. 25 ноября 1890 г. в Галицком сейме, два учителя русской гимназии Ю. Романчук и А. Вахнянин выступили с заявлением, что население Галицкой Руси не имеет ничего общего ни с Россией, ни с русским народом. С этого момента начинается пропаганда самоназвания — «украинцы». Во время выборов в Галицкий сейм в 1895 г. места «русских» депутатов заняли «украинские».

Власти Австро-Венгрии поддержали этнических «мутантов»: «украинцы» получают места в органах местного самоуправления, культурно-просветительские учреждения щедро финансируются из бюджета. Предателям русского имени приходилось отрабатывать эти подачки. Каждый новоявленный «украинец» следить и доносить на русских отказавшихся добровольно перейти в «украинство». Русских людей подвергали политическим преследованиям и экономическому давлению. Предоставление финансовых ссуд обусловливалось согласием признать себя «украинцами». Над несогласными устраиваются показательные суды с обвинением в «антигосударственной деятельности». Для «украинцев» открываются учебные заведения несколько кафедр при Львовском университете. Русских выталкивают на социальное дно. В результате во многих семьях у русских родителей появляются дети-«украинцы».

С началом I мировой войны русских убивают прямо на улицах, множество гибнет в концлагерях. Самыми активными участниками этих являются новоиспеченные «украинцы».

Всего за четверть века из бывших русских были взращены человеческие особи ненавидящие все русское. Следует отметить, что в годы І мировой войны место польских «украинизаторов» прочно заняли германские и австрийские спецслужбы. Одной из ударных сил в этом процессе они считали униатскую Греко-католическую церковь. При непосредственном участии главы униатской церкви, поляка по рождению, агента австрийской разведки по совместительству — А. Шептицкого, при благословении римского папы, еще до войны были приняты меры по изгнанию из церквей русских священников. В годы ІІ мировой войны Шептицкий активно сотрудничал с гитлеровцами.

По самым скромным подсчетам австрийские «украинизаторы» в годы І мировой войны истребили 60 тысяч галичан, 80 тысяч уничтожили в концлагерях, еще 100 тысяч человек бежали в Россию. Вся их «вина» заключалась в том, что они русские и не собирались отказываться от Православной веры.

Семь тысяч этнических мутантов в І мировой войне обратили оружие против России в составе бригады «Украинские сечевые стрельцы» (УСС). Командовал этими вояками полковник австрийской армии Е. Коновалец. После развала Австро-Венгрии УСС в 1920 г. была преобразована в «Украинскую военную организацию», которая участвовала в 1929 г. в создании Организации украинских националистов (ОУН). В процессе создания ОУН активную роль играл, но уже под патронажем немецкой разведки, упомянутый Коновалец. В свою очередь Коновалец подготовил и воспитал такого палача, как С. Бандера. В 20-х-30-х гг., под контролем немецкой разведки, т.к. Германия имела свое видение будущего СССР и Польши. ОУН вела террористическую деятельность против этих государств, но уже под флагом создания «независимого Украинского государства».

«УКРАИНИЗАЦИЯ» ПО-СОВЕТСКИ

Впервые на политической арене России, слово «Украина» обрело жизнь в марте 1917 г., когда министр иностранных дел Временного правительства, лидер кадетов П.Н. Милюков на вопрос, какой он представляет себе дальнейшие отношения России с Прикарпатской Русью, ответил: «Галицкая Украина, если пожелает, может объединиться с украинцами, заселяющими Россию». Заявление Милюкова стало сенсацией. Именно так неожиданно в политической жизни произошла смена понятий — «Галицкая Русь» на «Галицкую Украину».

Всякого рода банановые режима Центральной Рады, Гетманщины, Директории и т.п., промелькнувшие под вывеской «Украины» в 1917-1920 гг. на территории Малороссии, особого интереса не представляют. Гораздо более успешной деятельность по «украинизации» русского населения была у большевиков. Как написал в «Руськой правде», современный русинский публицист Андрей Ваджра: «…инородческая ненависть ко всему русскому, а также принципиальный интернационализм революции, не позволяющий сохранить русское этническое ядро империи, заставили большевиков видеть во всем русском чуть ли не главную опасность для себя. Именно поэтому русский этнический монолит был разрезан по живому на три части и объявлен «тремя братскими народами». Уж слишком велик и могуч был русский колосс. Тут-то как раз и пригодилась польская идеология «двух отдельных народов», особого украинского языка и самостоятельной культуры. Вот и получается, что сама идея создания «украинцев» и «Украины», иными словами Руси антирусской, была рождена творческим гением поляков, ее рабочий прототип сконструирован австрийцами и германцами в Восточной Галиции, но превратил ее в масштабную реальность Ленин и Сталин».

28 декабря 1919 г В.И. Ленин написал «Письмо к рабочим и крестьянам Украины по поводу побед над Деникиным». «Мы, великорусские коммунисты, — писал глава Советского государства, — должны быть уступчивы при разногласиях с украинскими коммунистами-большевиками и боротьбистами, если разногласия касаются государственной независимости Украины, форм ее союза с Россией, вообще национального вопроса». Резолюция ЦК РКП (б) «О Советской власти на Украине» (2 декабря 1919 г.), провозгласила, что все должностные лица советских учреждений должны в обязательном порядке овладеть «мовою». В телеграмме И.В. Сталину 22 февраля 1920 г. В.И. Ленин настаивал на необходимости «немедленно завести переводчиков во всех штабах и военных учреждениях, обязав, безусловно, всех принимать заявления и бумаги на украинском языке». При этом В.И. Ленин подчеркивал — «насчет языка все уступки».

В советских документах периода гражданской войны единообразного названия территории не было и Украину называли по-разному: Украинская республика Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов; советская Украинская народная республика; Украинская рабоче-крестьянская республика; Украинская советская республика; Украинская федеративная советская республика.

8-10 марта 1919 г. в Харькове состоялся III-й съезд Советов УССР, который провозгласил создание Украинской советской социалистической республики (УССР) как самостоятельного государства.

30 декабря 1922 г. делегациями от съездов Советов РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР был утвержден договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик. В соответствии с документом вся территория Донбасса и новороссийские губернии отошли Украине.

«Украинизацию» Малороссии большевики проводили с неслыханной жестокостью. Сразу же после захвата Киева весной 1919 г. чекисты уничтожили тех русских, которые еще до революции последовательно боролись против «украинизации». 21 сентября 1920 г. Совнарком Украинской ССР принял постановление о введении украинского «языка» в школах и советских учреждениях республики. Постановление особо настаивало на «изучении» его во всех «учреждениях по подготовке работников просвещения». Государственному издательству вменялось в обязанность «озаботиться изданием... достаточного количества учебных пособий на украинском языке, равно как художественной литературы и всех прочих изданий», популярной и пропагандистской литературы. Исполкомы в обязательном порядке должны были издавать в каждом губернском городе «не менее одной украинской газеты».

В 1920-1922 гг. формируются границы Украинской ССР.

В октябре 1921 г., несмотря на голод и разруху, большевистское правительство выделило 500 тысяч рублей золотом на печатание за границей украинских учебников. Позже по указанию Ленина эта сумма была увеличена еще на 250 тысяч золотых рублей.

В марте 1921 г., выступая на X съезде РКП(б), И.В. Сталин подчеркнул, что «если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы». В апреле 1923 г. XII съезд РКП(б) объявил «коренизацию» курсом партии в национальном вопросе, осудил «великодержавный русский шовинизм», а в том же месяце на VII конференции КП(б)У было заявлено о начале политики «украинизации». На этом съезде И.В. Сталин объявил, что «решительная борьба с пережитками великорусского шовинизма является первой очередной задачей нашей партии». И.В. Сталин во всех своих речах по национальному вопросу с X по XVI съезды объявлял главной опасностью для государства именно «великодержавный русский шовинизм».

В этом отношении в среде большевиков И.В. Сталин был не одинок. Г.Е Зиновьев (Радомысльский) призывал «каленым железом прижечь всюду, где есть хотя бы намек на великодержавный шовинизм…». Н.И. Бухарин требовал поставить русских «в положение более низкое по сравнению с другими». Нарком земледелия Я. Яковлев (Эпштейн) сетовал, что «через аппарат проникает подлый великодержавный русский шовинизм».

Коммунисты с нуля приступили к созданию украинской «нации», «языка», «государства» и выдумывать украинскую «культуру». Госучреждения, делопроизводство, школы, вузы, пресса, театры — все подлежало тотальной «украинизации». Уличенный в «отрицательном отношении к украинизации», рассматривался как враг советской власти. Вся мощь партийного аппарата и государственной машины обрушилась на «несвидомэ насэлэння», которое должно было в кратчайшие сроки стать «украйинською нациею».

Вернувшийся уже в советскую Украину М.С. Грушевский восторгался увиденным: «…я тут, несмотря на все недостатки, чувствую себя в Украинской Республике, которую мы начали строить в 1917 году».

С целью вышибания всякой русскости все население Украинской ССР оптом было зачислено в «украинцы». Однако в 20-х гг. XX века новоиспеченные жители новоиспеченной Украины особой радости не испытывали. Никто не желал разговаривать на языке, более похожим для них на набор звуков, становиться украинцами не хотели, «украинской культурой» не интересовались. Народ оказывал упорное, хотя и пассивное, сопротивление «украинизации». Имел место откровенный саботаж решений партии и правительства. Простой народ сопротивлялся, как мог, а местная партийная верхушка активно использовала насильственные формы «украинизации». Большие проблемы возникали у украинских коммунистов и с кадрами, которые должны были осуществлять этот. В Москве рекомендовали местным партийным органам привлекать к работе бывших политических оппонентов из числа «свидомых» в качестве «спецов» по «украинизации».

Австро-Венгрии уже не было, но эти этнические мутанты для большевиков оказались как раз кстати. С 1925 г. в центральные регионы Малороссии хлынули десятки тысяч «свидомых галычан». В одном из своих писем М.С. Грушевский сообщил, что из Галиции переехало около 50 тысяч человек. Без этого антирусского десанта «украинизация» Руси была бы просто невозможна. Практически все руководящие должности в центре и на местах были заняты этими русофобами.

Наиболее радикальный период советской «украинизации» 20-х гг. прошлого века проходил под непосредственным руководством именно Л.М. Кагановича. «Украинизация» прессы в 1932 г. поднялась до 87,5%. Украинские книги в общей массе книжной продукции составляли в 1925-1926 гг. — 45,8%, в 1927–1928 гг. — 53,9%. В 1931г. — 76,9%. В 1931 г. в Украинской ССР было 66 украинских, 12 еврейских и только 9 русских стационарных театров. К 1930 г. в республике насчитывалось 14430 украинских начальных школ, а русских всего 1504.

В 1921 г. был открыт Институт украинского научного языка. С 1925 г. при украинском Совнаркоме работала Государственная комиссия для разработки правил правописания языка. В 1927 г. была проведена Правописная конференция, на которой предметом обсуждения стала единая система орфографии (она была введена в действие постановлением Совнаркома УССР в 1928 г.), которая завершила работу по окончательному отрыву «мовы» от русского языка.

В докладе, зачитанном в январе 1929 г. в Коммунистической академии, специалист по «культурному строительству в национальных республиках» С. Диманштейн с удовольствием отмечал: «Возьмем дореволюционный украинский язык…и теперешний украинский язык, с одной стороны, и русский язык — с другой: Шевченко почти каждый из вас поймет. А если возьмете какого-либо современного украинского писателя — Тычину, Досвитского или другого из новых, — я не знаю, кто из вас, не знающих украинского или хотя бы польского языка, поймет этот язык на основе русского».

Новый язык можно было понять только на основе польского, который пополнял лексикон «мовы». Однако население продолжало свое пассивное сопротивление. Украинский министр просвещения Шумский негодовал оттого, что «украинизация идет туго, на украинизацию смотрят как на повинность, которую выполняют нехотя, выполняют с большой оттяжкой».

В 1929 г. оргбюро ЦК КП(б)У вынужденно было признать резко негативное восприятие «украинизации» в среде рабочих и инженерно-технических работников промышленных регионов УССР, особенно Донбасса. Однако не только рабочие или сельское население, но и госаппарат сопротивлялся насильственной «украинизации».

Но, прежде всего, заботились не о развитии «мовы», а об уничтожении русской культуры. Украинский литератор Мыкола Хвылевый, по совместительству чекист, откровенно писал в это время: «Украинское общество, окрепнув, не примирится со своим фактическим гегемоном — русским конкурентом. Мы должны… навсегда покончить с контрреволюционной идеей создавать на Украине русскую культуру». Он же в другом месте заявил: «Перед нами стоит такой вопрос: на какую из мировых литератур взять курс? Во всяком случае, не на русскую...».

В ответ на сопротивление режим ужесточал репрессии. Официально было объявлено, что «некритическое повторение шовинистических великодержавных взглядов о так называемой искусственности «украинизации», непонятном народу галицком языке и т.п.» является «русским националистическим уклоном».

Интересно, что современные «украинизаторы», когда начинают рассуждать о гибели жителей Малой России от последствий голода во время коллективизации в 1932-1933 гг., то о насильственной украинизации предпочитают не говорить. Историк Наталья Нарочницкая, комментируя так называемый «голодомор» сказала: «Первые 20 лет «радянськой влады», советской власти, были золотым веком для галицийской идеологии».

В русском городе Мариуполь к 1932 г. не осталось ни одного русского класса. На Украине выходили газеты на украинском, еврейском, немецком, греческом языках, но не было печатных органов на русском языке.

Постепенно партийно-политическое руководство Советского Союза осознало ошибочность насильственной «украинизации» русского населения. К позорному столбу пригвоздили сочинительства Грушевского об «Украине-Руси». В декабре 1932 г. вышло постановление ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР «О хлебозаготовках на Украине, Северном Кавказе и в западных областях», в котором вся вина за неблагополучное положение возлагалась на «контрреволюционные элементы» и в их числе... «петлюровцы». Постановление указывало, что на Украине элементы проникли в партийные и советские органы вследствие «механического проведения украинизации». ЦК ВКП(б) потребовал «изгнать петлюровские и другие буржуазно-националистические элементы из партийных и советских организаций».

Постепенно начинается сворачивание процесса «украинизации». Высшему партийно-политическому руководству стало очевидным, что в грядущей мировой войне ему необходима опора. Если до 1933 г. военная угроза СССР исходила, прежде всего, от Польши, то с этого времени вырисовывался ее альянс с пришедшим к власти в Германии Гитлером. 26 января 1934 г. Польша заключила с Германией договор о дружбе и ненападении. Польша вынашивала свои планы расчленения России. На территории Украинской ССР раскинулась ее разведывательная сеть. Участились прямые военные провокации со стороны польской границы.

К середине 30-х гг. сталинское руководство будто бы прозревает. Вне всякого сомнения, И.В. Сталин знал, что нации «украинцев» в природе не существует, но он понимал и то, что политика «украинизации» представляет благоприятную среду развития местного сепаратизма, а сепаратисты во все времена легко шли на сотрудничество с внешним врагом.

Несмотря на некоторый поворот, курс на «украинизацию» в целом сохранился. Однако коммунистическая пропаганда закрепила тезис о русских и «украинцах» как о «двух братских народах».

Переход к мягкой политике «украинизации» принципиальных изменений в ее конечные цели не внес. «Исправляя перегибы украинизации, мы должны одновременно продвинуть вперед саму украинизацию, которая является неотъемлемой частью нашего социалистического строительства», — подчеркивалось на ноябрьском 1933 г. пленуме ЦК Компартии Украины.

Так, например, Донецкий обком КП(б)У в апреле 1934 г., в самый разгар борьбы с «перегибами украинизации», принял решение «О языке городских и районных газет Донбасса», которое предписывало перевести на украинский язык 23 из 36 местных газет, еще 8 должны были печатать две трети информации по-украински, 3 — на греческом и лишь 2 газеты области решено было оставить на русском языке. Но и они вскоре были закрыты.

В 1937 г. разгул русофобии завершается. Советское руководство осознало, что дальнейшее поощрение безумного проекта «украинизации» в условиях надвигающейся войны с гитлеровской Германией, может привести к непредсказуемым последствиям. В директиве польского Генштаба в августе 1937 г. было записано, что конечной целью польской политики является «уничтожение всякой России». Польские военные считали, что достигнуть этой цели они смогут через разжигание сепаратизма на Кавказе, Украине и в Средней Азии. К 1938 г. руководство Польши окончательно оформило курс на сотрудничество с фашистской Германией.

В Советском Союзе по отношению к наиболее оголтелым «украинизаторам» принимают жесткие меры и в ранге «национал-уклонистов» тысячами отправляют в ГУЛАГ. Вновь открылась всеукраинская газета на русском языке. В крупных городах родителям предоставили возможность выбирать язык обучения для своих детей. «Украинизацию» ввели в спокойное русло.

В 20-х-30-х гг. XX столетия новая «нация» была наделена такими «дэржавными кордонами», о которых не могли мечтать и наиболее продвинутые «украинизаторы». Если в XІX веке Н.И. Костомаров говорил об «украинцах» как о народности, как о части единого русского народа, то отныне на уроках истории в головы подрастающего поколения стали внедрять положения о двух братских народах.

«УКРАИНСКИЙ ВОПРОС» В ПОЛЬШЕ В 20-30-х гг. XX в.

На обломках Австро-Венгерской империи на территории Галицкой Руси возникают политические организации, «банановые» государственные образования, которые вступают в борьбу друг с другом, а также с новообразованным Польским государством. Так, например, в декабре 1918 г. в Львове был создан Русский исполнительный комитет, способствовавший созданию военного подразделения из русских галичан в составе деникинской армии. Чуть раньше, 1 ноября 1918 г., на территории Восточной Галиции и Буковины была провозглашена Западно-Украинская народная республика. Спустя три недели того же месяца вся Восточная Галиция была захвачена поляками, а Буковина оккупирована Румынией. На территории Западной Галиции была провозглашена Тарнобжегская республика. В ходе советско-польской войны два месяца существовала Галицийская Социалистическая Советская Республика. Все эти государственные образования оказались нежизнеспособными и, в конце концов, Галиция по Рижскому договору 1921 г. между Советской Россией и Польшей, вошла в состав последней.

В целом, кроме Польши, после окончания первой мировой войны, земли населенные русскими (русинами) вошли в состав Румынии (Марамуреш, Бессарабия), Чехословакии (Подкарпатская Русь), Югославии (Воеводина). Много русинов оказалось на территории СССР.

Вместе с Галицкой Русью и ее населением, новоиспеченному польскому государству достались и «украинцы». Однако, оставшийся без хозяина в лице австро-венгерской разведки, лидер «украинцев» Коновалец в 1921 г. установил прочные связи с разведкой Германии. Над философией, новоявленные борцы за «нэзалэжную Украйну» под его руководством, особенно не трудились: во-первых, враг — это Польша; во-вторых, враг — это большевики; ну и, наконец, враги — это русские. В 1941-1945 гг. у «самостийников» будет тоже три врага: поляки, «москали» и евреи.

В 1923 г. сотрудничество вышло на новый уровень: Коновалец от имени «Украинской военной организации» (УВО), наследника созданных австрийцами «сечевых стрельцов», подписал с начальником отдела контрразведки штаба рейхсвера Гемпшем соглашение о взаимной помощи. Немцы не скупились на вложения в УВО. Ими были профинансированы представительства УВО в различных европейских столицах, газеты, а также не поскупились немцы на оружие и взрывчатку.

В борьбе за «независимость» Коновалец создает в Галиции различные легальные политические объединения, которые прикрывали его террористическую деятельность: «Союз украинских фашистов», «Союз освобождения Украины», «Украинское национальное объединение», «Легия Украинских Националистов», «Группа украинской национальной молодежи». Именно под его руководством развернулся С. Бандера. С 1933 г. Коновальца уже опекает гестапо — тайная полиция фашистской Германии. С января 1934 г.возглавляемая Коновальцем организация ОУН была подчинена гестапо на правах его особого отдела.

Убийства польских чиновников, учителей, простых граждан, советских дипломатов, вынужден был осудить бывший агент австрийских спецслужб, а на тот момент митрополит Греко-католической церкви А. Шептицкий: «…украинские террористы, которые безопасно сидят за границами края, используют наших детей для убийства родителей, а сами в ареоле героев радуются такому выгодному житью».

Польские власти, столкнувшиеся с собственным порождением в столь извращенной форме, тоже не сидели сложа руки. Вот как описывает положение «украинцев» в Польше один из известных современных «украинизаторов» из Канады О. Субтельный. Его мнение особенно ценно, если учесть, что в одном весьма пухлом труде по «истории Украины», он безапелляционно утверждает: «Несмотря на свой статус граждан второго сорта, украинцы в Польше в политическом отношении занимали несравненно лучшее положение, чем их братья в СССР». И, противореча самому себе, там же, Субтельный описал, что в Польше «в 1924 г. был принят закон, запрещающий употребление украинского языка в государственных учреждениях». При этом «украинцев исключали из Львовского университета, закрывались украинские кафедры», а «большинство украинских школ были преобразованы в двуязычные учебные заведения, где преобладал польский язык». К 1931 г. «одна польская гимназия приходилась на 16 тыс. человек, а одна украинская — на 230 тыс.». Забыв об «украинизации» в СССР, он без смущения описал, что делали поляки, например, в сентябре 1930 г., когда «крупные подразделения кавалерии и полиции обрушились на украинские села, начав кампанию так называемой пацификации (умиротворения)». «Армейские части, заняв около 800 сел, громили украинские клубы и читальни, отбирали имущество и продукты, избивали всех, кто пытался протестовать. Было арестовано около 2 тыс. украинцев…». Субтельный упомянул и о существовании концентрационного лагеря для «украинцев», о терроре польской молодежи, организованной в полувоенные вооруженные формирования, которые терроризировали «украинцев».

В целом, в период между двумя мировыми войнами, в Польше был взят курс на экономической, политической, идеологической и культурно-образовательной дискриминации национальных меньшинств, в первую очередь русских и новорожденной нации «украинцев».

После І мировой войны, несмотря на огромные потери, русское движение русское общественное движение переживало подъем. Только в русской селянской организации (РСО) состояло до 100 тыс. человек. Однако было три силы, которые к русским относились враждебно. Во-первых, это были польские власти. Во всех проектах будущего передела мера, которые изобретались в Варшаве, русским места не находилось. Во-вторых, местные коммунисты, в лице Компартии Западной Украины, поддерживаемой из Москвы Коминтерном. «Коммунисты» презрительно называли русских «москвофилами». «Галицкое москвофильство — корень графов Бобринских, епископов Евлогиев, русской черной сотни — необходимо уничтожить. И сделать это нужно как можно быстрее», — формулировал задание главный идеолог КП(б)У А.А.Хвыля (Олинтер). Ну, и, наконец, с еще большей враждебностью к русским относились местные «украинцы», которые с начала 30-х гг. перешли от террора против польских властей, к убийствам всех несогласных с ними. В условиях польской «демократии» назвать себя русским требовалось особое мужество.

Интересны результаты переписи результаты переписи 1936 г., проведенной поляками в Галичине: «русскими» назвали себя 1,2 млн. чел., а «украинцами» — 1,7 млн. чел.

После похода Красной армии в сентябре 1939 г., который воссоединил древнерусские земли с материнским телом империи, русские в Галиции «загадочным» образом исчезают. Что же произошло? В этом регионе, как и в 20-х гг. в Украинской ССР, русские одним махом были записаны в «украинцы».

Таким образом, за полтора века, вначале поляками, далее новоиспеченной интеллигенцией Малой России, австро-венгерской монархией, коммунистической властью в СССР и, наконец, фашистскими идеологами, была разработана, политически утверждена концепция «украинской нации». В рамках официальной схемы, население Киевской Руси отныне составляли отнюдь не русские, а какие-то «восточные» славяне, из которых, якобы, в средние века вывелись «три братских народа»: русский, украинский и белорусский. Эту антиисторическую схему политики подкрепили не только теоретическими разработками, но и практикой государственного строительства в СССР: фиксацией в паспортах национальности «украинец», созданием отдельной «Украинской ССР», закреплением за «мовой» официального статуса не только на территории Малороссии, но и в Новороссии, Крыму и Донбассе, — регионах, где она никогда не имела широкого распространения.

ФАШИСТСКАЯ УКРАИНИЗАЦИЯ В 1941-1943 гг.

«Украинские интегральные националисты, — отмечает канадский историк О. Субтельный, — с энтузиазмом приветствовали нападение немцев на СССР, рассматривая его как многообещающую возможность установления независимой украинской державы». Процесс «украинизации» эти фашисты начали с массовых убийств местного населения, которое, по их мнению, не отвечало критериям «украинской национальности». Более всего бандиты ОУН «отличились в расправах с мирным населением. В карательных операциях против мирного населения использовались воинские подразделения из специально обученных фашистами для этих целей оуновцев: легион имени Коновальца, «Украинский легион» и другие. В первых колоннах нацистской армии двинулся в свой разбойничий поход пресловутый легион «Нахтигаль», возглавляемый гитлеровскими офицерами Гернером, Оберлендером и Шухевичем.

Действия украинских легионеров в Львове описал очевидец события, германский историк Вальтер Брокдорф: «они взяли в зубы длинные кинжалы, засучили рукава гимнастерок, держа оружие на изготове. Их вид был омерзителен, когда они бросились в город... Словно бесноватые, громко гикая, с пеной на губах, с вытаращенными глазами неслись украинцы по улицам Львова. Каждый, кто попадался им в руки, был жестоко казнен». В период с 1 по 4 июля 1941 г. с участием «легионеров» были убиты более 3 тысяч советских граждан, в основном лиц еврейской национальности. Жертвами этих убийц стали 223920 человек, жителей всех без исключения населенных пунктов Прикарпатья. В первые несколько месяцев украинские нацисты уничтожили 850 тысяч евреев. Только в Киеве за три года оккупации украинскими националистами в Бабьем Яру было расстреляно более 360 тысяч граждан, в числе которых находились военнопленные, партизаны, партийные и советские работники. В целом за годы оккупации на Украине этим отребьем было уничтожено 5,3 млн. человек, 2,3 млн. работоспособных молодых людей угнали на каторжные работы в Германию.

Вслед за фашистской армией, главарями ОУН были направлены так называемые «походные группы», в состав которых вошли 4880 кадровых националиста. Деятельность этих групп сводилась к выполнению функций вспомогательного оккупационного аппарата. Они помогали гитлеровцам формировать так называемую украинскую полицию, городские и районные управы, другие органы фашистской оккупационной администрации. С самого начала эти органы «самоуправления» находились под контролем гитлеровской администрации. В указаниях рейхскомиссара Украины Эриха Коха за №119 «Об отношениях воинских частей к украинскому населению» подчеркивалось «...созданные украинские национальные местные управления и районные управы не должны рассматриваться как самостоятельные учреждения или уполномоченные от высших властей, а как доверенные для связи с немецкими военными властями. Задача их заключается в том, чтобы выполнять распоряжения последних».

В больших городах «оуновцы» приступили к созданию литературных, научных и общественных групп, которые развернули пропагандистскую работу, призывая население к сотрудничеству с оккупантами, подхалимски называя их «освободителями». Одновременно были сформированы 6 батальонов украинской охранной полиции. Главным их назначением была борьба с советскими партизанами. Специально для вооруженной борьбы с белорусскими партизанами был сформирован 201-й шутцманшафт-батальон. За убийства мирных жителей командир этого батальона майор Побегущий и его заместитель Шухевич были награждены гитлеровскими орденами. На их кровавом счету десятки сожженных белорусских хуторов и деревень и загубленных жизней патриотов. На Волыни эти «вояки» в селе Кортелисы расстреляли 2800 жителей. Шухевичу, посмертно, президент Украины В. Ющенко в 2007 г. «за выдающийся личный вклад в национально-освободительную борьбу», присвоил звание «Героя Украины».

Первые дни войны вскружили голову «оуновцам». 30 июня 1941 г. в Львове, часть руководства «оуновцев», главарем которых был С. Бандера, провозгласили государство «Самостiйної України» под протекторатом «Великой Германии». В этот же день было объявлено об образовании «Українського державного прaвлiння», марионеточного правительства, во главе с Я. Стецько. Все это сборище 30 «оуновцев» прошло под контролем высокопоставленных чиновников абвера А.Бизанца, Г.Коха и Г.Кайта. В «Актi самостiйностi» в §3 говорилось: «Українська держава буде тicно спiвдiяти з нацiонал-соцiалiстичною Великою Нiмеччиною, що пiд проводом Адольфа Гiтлера творить новий лад в Європi i свiтi... Українська армiя... буде боротися з союзною нiмецькою армieю... за новий лад у цiлому cвiтi».

Однако, несмотря на присягу верности фашизму, Гитлер не пожелал делить власть на оккупированных немцами территориях ни с каким «украинским правительством». Приказом Гитлера, датированным 17 июля 1941 г., временно оккупированные нацистами советские земли перешли в ведение «рейхсминистерства» по делам занятых восточных областей, возглавляемое А. Розенбергом. При этом территорию Украины разделили искусственными границами. Галицию отнесли к генерал-губернаторству с центром в Кракове. Южные территории передавались Румынии. Значительная часть территории включалась в состав рейхскомиссариата «Украина», разделенного на шесть генеральных округов. Иные оккупированные украинские земли подчинялись немецкому командованию. Таким образом, провозглашенная бандеровцами «самоcтiйна Укpaїнa» просуществовала на бумаге всего две с половиной недели. Бандеру и Стецька, вызвали в Берлин, где объявили выговор «за самоуправство». Авторы современных учебников «Истории Украины» лживо утверждают, будто бы Бандeра отказался отозвать акт 30 июня и настаивал на том, что ОУН является равноправной стороной на «переговорах» с Гитлером и, якобы, его 21 июля отправили в концлагерь. В действительности это не так. Бандера в целом безропотно принял гитлеровский приказ. В интересах «дела» нацисты отправляют Бандеру и Стецька в концлагерь «Заксенхаузен». Таким способом главарям ОУН создавался имидж мучеников, страдающих за преданность «национальной идее». Сейчас стало известно, что Бандера и Стецько продолжали сотрудничать с гитлеровцами и в концлагере. В январе 2010 г. Бандере, «за стойкость духа в отстаивании национальной идеи, героизм и самопожертвование в борьбе за независимое Украинское государство», Ющенко посмертно присвоил звание «Героя Украины».

Современные «историки» Украины пытаются доказать, что созданная по инициативе Бандеры, Украинская повстанческая армия (УПА), якобы боролась против сталинского и гитлеровского режима, «освобождала» города «України», вела «жестокие» бои с германскими войсками. В действительности ни одного документально подтвержденного случая хотя бы ранения, хотя бы одного немецкого солдата от рук «воина» УПА неизвестно. Напротив, широко известны факты «плодотворного» сотрудничества гитлеровцев и бандеровцев в борьбе с советскими партизанами, уничтожении мирных жителей. Так же неведомы исторической науке и факты подпольной борьбы ОУН на территории Донбасса.

С середины 1941 г. вся пропагандистская машина оккупантов была направлена на насаждение украинской националистической идеологии. Для этого активно использовались петлюровские кадры, образ самого Петлюры, которого нацистская пропаганда превозносила как «национального героя Украины». Во всех пропагандистских мероприятиях оккупантов использовались «трезубцы», сине-желтые флаги. Так, например, 9 октября 1942 г. Газета «Донецкий вестник» дала краткое описание празднования «Дня урожая» в деревне Красногоровке Донецкой области: «…всюду развешены портреты Гитлера, Шевченко и Франко», «…флаги двух наций — немецкой и украинской, лозунги: "Слава Вождеві німецького народу Адольфу Гітлеру!", "Хай живе вільна Україна!". Тут же укреплены свастика и трезубец. Два раз пели "Ще не вмерла Україна!"». Подобные же описания различных идеологических собраний можно найти во многих фашистских газетах. С начала 1942 г. оккупационная пресса стала печатать статьи о трезубце как о гербе Украины, символизирующим зависимость Украины от Германии. «Донецкий вестник"» от 29 марта 1942 г. писал: "Герб Украины — трезубец. Знак трезубца первоначально был немецким родовым и дружинным знаком... Теперь Германия возвратила гербу его почетное звание, и он вновь стал главным украинским гербом". Массовыми тиражами выпускались портреты А. Гитлера и Т.Шевченко.

По содержанию они отличались антисемитизмом, проповедовали радикальный украинский национализм, превозносили до небес «европейский выбор Украины», под которым подразумевалась служба во благо «великой Германии» и «фюрера». Другой главной задачей этих газет была целенаправленная кампания по убеждению населения Украины в его кардинальном отличии от русского народа, по насаждению вражды к России.

Работа всех учреждений, созданных фашистами для работы с местным населением, переводилась на «украинский язык». Лица, не владевшие «мовой», изгонялись. Эти мероприятия проводились за немецкие деньги и при непосредственном участии немецких специалистов. Гитлеру было важно одно: уменьшить численность русского народа, максимально ослабить его сопротивление оккупационному режиму. Украинизация являлась удобной формой этнического геноцида: чем больше «украинцев», тем меньше русских, и наоборот. Фюрер усвоил предостережение Бисмарка: «Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведет к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах русских… Эти последние, даже если их расчленить международными трактатами, так же быстро вновь соединяются друг с другом, как частицы разрезанного кусочка ртути». «Украинцы» в деле раскола русской нации оказались очень удобным и незаменимым подспорьем.

Однако фашистская украинизация закончилась крахом. Не на стороне вермахта, а на стороне Советского Союза воевали украинцы, получившие своеобразную прописку среди десятков народов нашего Отечества. В Красной Армии, на флоте в годы Великой Отечественной войны воевало более 6 млн. украинцев. В тяжелейших боях расцвел полководческий талант А.Н. Василевского, Н.Ф. Ватутина, А.И. Еременко, И.С. Конева, Р.Я. Малиновского, И.Д. Черняховского, В.С. Рыбалко и других военачальников. Бойцы и офицеры, имевшие в графе личных документов национальность запись «украинец», получили 2,5 млн. орденов и медалей из общей численности 7 млн. наград, врученных воинам Красной Армии за время войны. Более 2 тыс. украинцев в годы войны стали Героями Советского Союза. Дважды Героями Советского Союза стали 32 украинца, а прославленный лётчик-истребитель легендарный Иван Никитович Кожедуб звания Героя Советского Союза был удостоен трижды. Каждым из этих героев гордился весь Советский Союз.

Разгром фашистского рейха положил мечтаниям о создании на его территории «украинского бантустана». После Великой Отечественной войны различий между русскими и украинцами практически не было. Народ был сплочен священной памятью совместной борьбы за свободу, честь и независимость Родины.

ПРИОБРЕТЕНИЕ УКРАИНСКОЙ ССР МЕЖДУНАРОДНОГО СТАТУСА

В конце 1943 г. советские руководители задумали провести ряд конституционных преобразований. Эта мысль у них появилась после окончания переговоров И.В. Сталина, Ф. Рузвельта и У. Черчилля в Тегеране. Президент США Ф. Рузвельт изложил американскую точку зрения по поводу создания международной организации безопасности — Объединенных наций.

28 января 1944 г. в газете «Правда» была опубликована информация о пленуме ЦК ВКП(б), где рассматривались предложения Совнаркома СССР «О расширении прав союзных республик в области обороны и внешних сношений» и одобрил их для вынесения на следующую сессию Верховного Совета СССР. В тот же день начала свою работу Х сессия Верховного Совета СССР первого созыва. 1 февраля 1944 г. на сессии с докладом «О преобразовании Наркомата обороны и Наркоминдел из общесоюзных в союзно-республиканские наркоматы» выступил зампред Совнаркома СССР и нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов. Таким образом, в союзных республиках должны были быть созданы свои народные комиссариаты обороны и иностранных дел. Для оформления этого статуса, вопрос нужно было утвердить на республиканских сессиях Верховных Советов.

Через два месяца, в соответствии с решениями Х сессии Верховного Совета СССР, приняв постановления об образовании наркоматов, все советские союзные республики провозгласили себя субъектами международного права. Разумеется, ни о какой децентрализации управления, затрагивающие основы конституционного строя Советского государства речи не шло.

В августе 1944 г. на международной конференции в Думбартон-Оксе, где рассматривались вопросы о составе членов будущей Организации Объединенных Наций, председатель советской делегации А.А. Громыко сделал заявление о том, что в ООН Советский Союз предлагает включить все советские республики. Это вызвало возмущение со стороны Ф. Рузвельта, который с раздражением сказал, что будет требовать 48 голосов для всех американских штатов.

И.В. Сталин в послании Ф. Рузвельту отметил, что: «После известных конституционных преобразований в нашей стране в начале года правительства союзных республик настороженно следят за тем, как отнесутся союзные государства к гарантированному в Советской Конституции расширению их прав в сфере международных отношений». Из всех советских республик, кандидатов на вступление в ООН, им были выделены Украина и Белоруссия.

В будущей международной организации Советскому Союзу нужны были голоса, но с принятием права «вето» для государств постоянных членов Совета Безопасности ООН, острота этой проблемы отошла на второй план.

26 июня 1945 г. СССР, Украинская ССР и Белорусская ССР были приглашены для подписания Устава ООН, а 24 октября того же года на конференции в Сан-Франциско этот устав был ратифицирован.

Расширение конституционных возможностей для советских республик имела не только внешнеполитическую, но и внутреннюю сторону проблемы. Возвращение Советской власти на Украину, демонстрировало коренное отличие ее политики, от нацистской политики уничтожения. С другой стороны термин «Украина» получил международную легитимность. О таком статусе «воины» УПА могли только мечтать. В рядах националистов начался разброд. В одном из сообщений ЦК КП(б)У из западных регионов сообщалось, что часть «повстанцев» стала задаваться вопросом «за какую же такую самостоятельную Украину мы должны бороться».

Таким образом, в 1945 г. работа по созданию искусственной нации, которую на протяжении полутора веков вели польские «интеллектуалы», австро-венгерская монархия, фашисты, руководство СССР, обрела международное признание в лице государства-члена ООН.

ПОСЛЕВОЕННАЯ УКРАИНИЗАЦИЯ

После окончания II мировой войны к Украинской ССР, в соответствии решениями Ялтинской и Потсдамской конференциями, было присоединено Закарпатье. Таким образом, к 1946 г. Украина получила границы, о которых бандеровцы не могли и мечтать.

Вместе с тем на Запад, в США и Канаду бежала элита ОУН переориентировавшаяся от гестапо на новых хозяев — английскую, американскую и западногерманскую разведки. Сотни тысяч перемещенных лиц с Украины стали основой для формирования сильных и многочисленных украинских организаций с ярко выраженной антирусской направленностью.

В одну из таких организаций Союз украинской молодежи (СУМ), в возрасте 15 лет вступила жена третьего президента Украины В. Ющенко, сотрудница Госдепа США Катрин-Клер Чумаченко-Ющенко. СУМ до сих пор является своеобразным инкубатором кадров для бандеровской ОУН.

Затаившихся в подполье украинских фашистских бандитов западные разведки ориентировали на сбор разведданных о военно-политическом потенциале СССР, промышленно-транспортном комплексе, войсках в регионе, мобилизационных ресурсах, железных дорогах, шахтах Донбасса, системе противовоздушной обороны и т. п.

В 1952 г. в Западной Европе разворачиваются группы войск спецназначения, предназначенные для действий против СССР, где активную роль играли представители украинских эмигрантских кругов.

Значимую роль в подрывной деятельности играл и созданный при ОУН Антибольшевистский фронт народов (АНБ). Возглавлял его заместитель Бандеры Я. Стецько. Именно по инициативе АНБ украинская тема широко проникла в американские государственные круги. При непосредственном участии госсекретаря США Дж. Ф. Даллaса была поддержана идея украинских националистов о «порабощенных народах». Летом в 1959 г. обе палатами конгресса США единодушно приняли закон о «неделе порабощенных наций», который стал одним из основных инструментов создания негативного образа Советского Союза за рубежом. В 1970-1979 гг. количество законодательных инициатив на украинскую тематику превысили 150. Среди них была поднята проблема голода 1932-33 гг., проблема украинских диссидентов, иные болевые точки истории нашего Отечества.

Советские спецслужбы установили полный контроль над разведывательно-подрывной деятельностью бандеровского подпольного отребья в отношении Украинской ССР, выявить и обезвредить более 20 эмиссаров из США, Англии, Франции, ФРГ и т.д. Однако в 1988 г. по преступному указанию М.С. Горбачева работу по нейтрализации фашистского подполья пришлось свернуть.

Между тем в самом Советском Союзе после войны политика «украинизации» приобрела вялотекущие формы. Не обладая государственной поддержкой, украинская «мова» стала умирать тихой естественной смертью.

Между тем, не имевший четко выраженного национального самосознания Н.С. Хрущев, в 1953-1964 гг. окружил себя или способствовал выдвижению выходцев из Украинской ССР. К концу его правления украинцы по паспорту заняли 4 из 11 мест в Политбюро ЦК КПСС — А.П. Кириленко, Н.В. Подгорный, Д.С. Полянский, П.Е. Шелест, возглавили армию — Р.Я. Малиновский, затем А.А. Гречко, и КГБ — В.Е. Семичастный. По его инициативе состоялась передача в ведение Украинской ССР полуострова Крым в 1954 г. в ознаменование «нерушимой» дружбы и 300-летия Переяславской Рады.

17 сентября 1955 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны в 1941-1945 гг.». В соответствии с реализацией этого Указа на территорию Украинской ССР вернулось 20 тыс. бандеровцев. Многие из них сделали весьма успешную карьеру на партийно-государственном поприще.

В 1963-1972 гг. первый секретарь ЦК КПУ П.Е. Шелест предпринял попытку перехода преподавания в вузах УССР, переводу делопроизводства в министерствах, ведомствах и учреждениях на «мову». Ему удалось добиться неучастия УССР в финансировании общесоюзных проектов, не отказываясь от получения бесплатных нефти и газа из РСФСР. В 60-х гг. русских «по паспорту» практически полностью вытеснили из состава партийной номенклатуры Украинской ССР, из среднего звена партийного и правительственного аппарата. Уменьшились их ряды и во главе учебных и научно-исследовательских институтов, крупных промышленных предприятий. Москва отреагировала с запозданием. В 1972 г. пост первого секретаря ЦК КПУ занял В.В. Щербицкий, друг Л.И. Брежнева. Дело «украинизации» пустили на самотек. Планы автономизации экономики и расширенного применения искусственно созданного языка уже не составляли, а историческая концепция провозглашала «единство трех братских народов».

Между тем к середине 1970-х не менее трети руководителей райкомов, обкомов, исполкомов в Западной, Центральной и Юго-Западной Украине, руководителями разного ранга в украинских министерствах и ведомствах были бывшие бандеровцы. В начале 1980-х гг. в составе обкомов партии и райкомов Западной Украины доля лиц украинской национальности, реабилитированных по амнистии 1955 г. составляла от 35% до 50%. К этой же плеяде относился и второй секретарь Компартии Украины (1988-1990), он же первый Президент Украины (1991-1994) Л.Кравчук, который мальчиком носил бандитам еду.

В массовой пропаганде, в культуре и образовании продолжала господствовать концепция «трех братских народов». Национальные страсти сглаживали общие идеалы, общая историческая память, понимание единства происхождения, сложной и драматической единой и неразрывной судьбы.

ПОСТСОВЕТСКАЯ УКРАИНИЗАЦИЯ

Распад Советского Союза в 1991 г., крах старых идеологических конструкций, заставил украинскую партийно-государственную номенклатуру искать новые мировоззренческие обоснования своей власти. Тут как нельзя, кстати, подоспели националистические схемы, разработанные «украинизаторами» в конце XІX-XX вв., а также бежавшими на Запад фашистскими недобитками, где они в условиях «холодной войны» нашли покровителей в Госдепе и ЦРУ США. Нацисты, получив в свое распоряжение властные ресурсы, развернули работу по дальнейшей и окончательной «украинизации».

С 1991 г., с момента обретения независимости, на Украине на государственном уровне фактически проводилась политика дерусификации. Переименовывались улицы, поставлены памятники «выдающимся» «украинизаторам», фашистским приспешникам, переписаны учебники истории, русский язык был изгнан даже из кинотеатров, о чем не додумались даже гитлеровцы в годы оккупации. У этнических русских, через пропаганду ненависти к России, ее истории, взращивалось чувство ненависти к своим братьям на Востоке. Сотни «общественных» организаций финансируемых из США внимательно отслеживали, а на деле поставили под свой контроль, организацию государственной работы на Украине. В Киеве с 1991 г. действует самое большое по штату среди всех стран бывшего Советского Союза посольство США. На президентских выборах 1994, 2004-2005 и 2010 гг. в избирательных штабах кандидатов в президенты Украины активно работали американские политологи, на практике исполнявшие роль политических комиссаров Госдепа США.

Украинский язык был объявлен единственным государственным языком. Происходило сужение сферы применения русского языка в народном образовании. Если в 1989-1990 учебном году в УССР насчитывалось 4633 школ, где русский язык был языком обучения, то к 2011 г. число школ с русским языком уменьшилось на 3 тысячи. В Винницкой, Волынской, Ивано-Франковской, Тернопольской, Ровенской и Киевской областях, не осталось ни одной школы с русским языком обучения. Сократилось число учебных часов, посвященных изучению русской литературы в русских школах, а в украинских школах русская литература преподается в курсе зарубежной литературы и в переводах на украинский язык.

В западных областях языковой апартеид дополнили апартеидом по вероисповедному признаку. Греко-католики врывались в Православные храмы, избивали верующих, захватывали церкви.

В целом доля школьников с русским языком обучения с 1991 г. по 2006 г. сократилась 54 % до 17,3 %. За этот же период доля с украинским языком обучения увеличилась с 45 % до 77,8 %.

В октябре 2009 г. премьер-министр Украины Ю. Тимошенко подписала постановление Правительства, согласно которому в украинских школах учителям и ученикам запрещалось говорить на русском языке не только на уроках, но и на переменах.

В 2007 г. организаторов кинопроката на Украине обязали дублировать на украинском языке 100 % детских и 50 % фильмов для взрослой аудитории. На Украине существует требование к теле- и радиокомпаниям, в соответствии с которым эфир должен быть на 80 % украиноязычным.

В 1991-1997 гг. количество государственных русских драматических театров на Украине сократилось с 43 до 13.

В центре гуманитарной политики на Украине лежала своеобразно интерпретируемая история отношений между Украиной и Россией, украинцами и русскими.

Через все исторические учебники прошла идея противопоставления истории, культуры и традиций между двумя странами и двумя народами. Об Украине писали только как о колонии Российской империи, а любое вооруженное столкновение «москалей» с украинцами преподносилась как борьба за независимость Украины. Предатель Мазепа представлен как национальный герой Украины. В качестве основных героев минувшей войны выбраны нацисты Бандера и Шухевич. Да и сам термин «Великая Отечественная война» постепенно был предан забвению и вытеснен «советско-нацистской войной». О массе украинских маршалов, генералов в составе Красной армии, о Героях Советского Союза, имевших украинские корни, нет ни слова.

За годы «незалежності України» степень ненависти к русскому народу в политической элите страны выросла. Так, например, в 1994 г. президент Украины Л. Кравчук заявил, что «на Украине русских вообще нет, а 11 млн русскоязычных проблемы не составляют». Спустя 20 лет бывший премьер-министр Украины Ю. Тимошенко в телефонном разговоре предложила 8 миллионов русских «расстреливать из атомного оружия». На практике русское и русскоязычное население значительной части Украины превратили в граждан второго сорта.

В конечном итоге, за десятилетия прошедшие после распада СССР, произошла утрата Украиной своей независимости, а в феврале 2014 г. в стране был реализован разработанный ЦРУ США вооруженный мятеж. Законно избранный президент В. Янукович эмигрировал в Россию.

При прямой поддержке США, Канады, Польши и ряда стран Западной Европы власть в Киеве перешла в руки неонацистской хунты. Не имея конструктивной программы действий, бандеровское руководство Украины развязало в стране гражданскую войну против собственного народа. Их првление отмечено тысячами людей убитых и исчезнувших без следа, расстрелами мирных граждан в Донецке, в Луганске, в Мариуполе. 2 мая в Одессе современными фашистами были заживо сожжены десятки ни в чем не повинных людей. Против мирного населения Донбасса применена авиация, тяжелая артиллерия, кассетные боеприпасы, химическое оружие, зажигательные снаряды, фосфорные бомбы. Разрушены и уничтожены сотни заводов, предприятий и учреждений. В городах Донецкой и Луганской областей каратели в первую очередь разрушали социальную инфраструктуру: школы, больницы, детские сады, линии электропередач, газопроводы, железные дороги, мосты. Как и во времена немецко-фашистской оккупации в 1941-1944 гг., их прямые современные наследники убивают, пытают, насилуют мирных граждан: женщин, детей стариков. После освобождения ряда населенных пунктов от войск фашистской хунты найдены братские могилы, где похоронены сотни мирных жителей, в т.ч. и беременные женщины.

Более миллиона граждан Украины вынуждены были бежать в братскую Россию. В провокационных целях, чтобы возложить всю вину на Россию, 17 июля 2014 г. фашисты даже сбили гражданский самолет малазийской авиакомпании.

Однако сломить простых украинцев бандитам из Киева не удалось. Народ Донбасса взялся за оружие и, несмотря на меньшие силы, смог нанести фашистской армии, незаконным вооруженным фашистским батальонам нацгвардии ряд тяжелых поражений.

Вооруженный путч стимулировал процесс распада Украины как государства. 16 марта 2014 г. народ Крыма осуществил свое законное право на самоопределение. 96,77% от числа принявших участие в референдуме проголосовали за присоединение к России. Высшие органы власти РФ поддержали это стремление крымчан, и спустя несколько дней произошло воссоединение Крыма с Россией

Дерусификация страны провалилась. Украина вступила в период распада государственности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На протяжении двух столетий прослеживаются две формы украинизации населения проживающего на территории современной Украины. Первая форма зародилась в Австро-Венгрии в середине XIX века и в своей основе имела цель раскола русского народа, стравливания русских людей друг с другом. Вторая форма проходила в Советском Союзе, но она имела в своей основе принципы дружбы народов, единства исторической судьбы, общих нравственных целей и культурных традиций. После распада СССР возобладала первая форма украинизации. В этом процессе Украине навязывались чуждые идеалы, использовались кадры пособников фашизма.

В интервью Первому каналу и агентству Ассошиэйтед Пресс 4 сентября 2013 г. Президент России В.В. Путин сказал: «…что бы ни происходило и куда бы Украина ни шла, мы всё равно когда то и где то встретимся. Почему? Потому что мы один народ». Эту же мысль он подтвердил на молодежном форуме «Селигер-2014» 29 августа 2014 года: «…русский и украинский народ — это практически один народ, вот кто бы чего ни говорил».

Воспитание ненависти к русским у населения Малой России всегда находило достойный отпор. Можно не сомневаться, что и современная Украина найдет в себе силы для искоренения фашистской идеологии и их приспешников. На президентских выборах в 90-х гг. XX века и в начале XXI в. каждый из кандидатов в президенты Украины говорил об установлении прочных и дружеских связей с Российской Федерации. Это вселяет надежду на то, что русофобия, охватившая часть населения Украины, будет предана забвению.

15 октября 2014 г. в интервью газете «Политика» Президент РФ В.В. Путин сказал: «Наши народы неразрывно связаны общими духовными, культурными, цивилизационными корнями. Мы столетиями жили в едином государстве, и этот огромный исторический опыт, взаимопереплетение миллионов судеб невозможно ни перечеркнуть, ни забыть».

БИБЛИОГРАФИЯ

Бжезинский З. Великая шахматная доска. М., 1998.

Борисёнок Е. Феномен советской украинизации 1920-1930-е годы. М., 2006.

Бузина О. Тайная история Украины — Руси. М., 2006.

Ваджра А. Материалы сайта «Руська правда». http://www.ruska-pravda.com/

Войцеховский А., Ткаченко Г. Украинский фашизм. Киев, 2005.

Григорьев С. Похищение имен. Альманах Петровской Академии наук и искусств. Санкт-Петербург. №4 (23), декабрь, 2006.

Родин С. Отрекаясь от русского имени. М., 2006.

Субтельный О. История Украины. Киев, 1990.

Ульянов Н. Происхождение украинского сепаратизма. М., 1996.

автор статьи: Шакиров Ю. А.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние публикации