С такой точки зрения на быт туляков столетней давности мы еще не смотрели. Удивительные параллели угадываются в событиях последнего года существования Российской империи. Какие именно? Поймете, прочитав заметки из «Тульской молвы».

Голодная смерть

Нелегко тулякам жилось столетие назад, но в гораздо худшем положении находились… пчелы. В результате дефицита сахара, который и человек-то получал, пройдя семь кругов ада, пчеловодство в Тульской губернии оказалось на краю гибели. Весь 1916 год пасечники через газету «Тульская молва» обращаются к властям и общественности с мольбами о помощи. Помощь в итоге пришла, но спасать было уже практически нечего.

«… Громадный недобор меда в текущем году произошел вследствие майских морозов и холодного дождливого лета,— сообщала „Тульская молва“ в конце 1916 года.— Недобор этот не имел бы для пчеловодства таких печальных последствий, если бы была возможность свободного приобретения сахара. Пчелы — во время подкормления — были бы спасены».

Кто не знает, иногда пчел кормят сахарным сиропом, чтобы они смогли перезимовать и не погибли. Это случается в основном из-за погодных условий. В ненастное время насекомые оказываются не способны набрать нужное количество пропитания, чтобы дотянуть до цветения растений весной. 1916 год стал для пчел одним из наихудших.

«… У нас в Тульской губернии нашлось немало лиц и учреждений, пришедших на помощь гибнущему пчеловодству, начиная от инструкторов и кончая начальником губернии и губернским земством.

Были возбуждены ходатайства перед министерством земледелия, увенчавшиеся успехом. К сожалению, сахарного песку, необходимого для спасения всех пасек в губернии, было получено только 2000 пудов».

Реально же для спасения пчел необходимо было как минимум 17 000 пудов сахара. При тотальном дефиците положение пчеловодов оказалось патовым.

«… Пчеловоды, понадеявшись на осенний и зимний сахар (обещание выделить сахар сделали имперские, а вслед за ними и губернские чиновники.— С. Т. ), оставили пчел на зиму с неполными запасами. Так что в данном случае неисполненное обещание сыграет гораздо худшую роль, чем категорический отказ»,— предупреждала «Тульская молва».

К советам популярной газеты пасечники не прислушались, расслабились и ждали помощи от государства. Государству оказалось не до них, когда же это поняли, деваться было уже некуда: «… многие пчеловоды ничего не получили <…> никаких своевременных мер от себя не предприняли, чтобы спасти хотя бы часть своих пасек».

Так что большинство тульских пчел погибнет в ту историческую зиму вместе с российской монархией. Те же, кто дотянет до весны, отведают патоки уже от Временного правительства (давалось 5 фунтов на улей). Правда, пчеловоды знают: патока вредна для кормления пчел и может использоваться разве что как исключительная мера.

Тысячи грызунов

Мыши и крысы, в отличие от пчел, наоборот, усиленно плодились и размножались, сокращая запасы и без того дефицитного зерна. Аппетиты у грызунов росли быстро; ущерб стал измеряться в валюте, причем в буквальном смысле. В качестве иллюстрации очередной очерк из жизни наших предков со страниц «Тульской молвы».

«Крестьянку с. Каменки, Епифанского уезда, Варвару Картакову постигло несчастье. Недавно ее обокрали воры, причем утащили из избы, сараев и других построек имущества на сумму, по ее заявлению, около 1000 руб. Деньги — 120 руб. кредитными билетами — она спрятала на полку. Велико же было ее огорчение, когда вместо кредиток она нашла одни лишь клочки: деньги съели крысы.

Вчера она со своим горем явилась в Государственный банк. На четырех 25-руб. билетах номера и подписи кассира, к счастью, оказались целы. Пострадали больше три пятирублевки, которые она, вероятно, только и потеряла».

Мышиная аномалия, а иначе невозможно описать такое обилие грызунов, продолжалась все лето и осень 1916 года: «…земледельцам с болью сердца приходится наблюдать необычайное обилие полевых мышей, ютящихся в скирдах и пожирающих зерно. Стоит только ковырнуть солому, как полчища мышей с визгом рассыпаются по норам, оставляя на поверхности множество хвостиков».

Но где же были кошки?

В «Тульской молве» сохранился ответ и на этот вопрос: «… Деревенские кошки сначала очень усердно охотились за мышами, но теперь отъелись и питают к ним какое-то отвращение… на мышей не смотрят».

С наступлением холодов хвостатые успешно расквартировались в жилых домах и сараях. «… Мышей скопилась такая масса, что их уже считают даже не сотнями, а тысячами»,— писала «Тульская молва», одновременно публикуя разные средства для избавления от грызунов. Эффективны они или нет, по прошествии века сказать невозможно, тем не менее пробовать не советуем. В качестве примера: «Смесь: 1 фунт рыбьего жиру (мера веса, равная 409,5 грамма.— С. Т. ), 12 золотников (золотник — мера веса, равная 1/96 фунта или 4,26 грамма.— С. Т. ) поташа (вещество с щелочными свойствами, добываемое из золы.— С. Т. ) и 12 золотников нафталина. Этой смесью облить несколько штук пойманных мышей и выпустить их на свободу… Все мыши и крысы, селящиеся в данном помещении, тотчас же исчезнут».

Дело дошло до того, что на ветеринарной бактериологической станции губернского земства по распоряжению губернатора вывели специальную «культуру крысиного и мышиного тифа». Удалось ли тогда наслать на грызунов эпидемию, «Тульская молва» не сообщает. В целом же потери от мышиной прожорливости оказались огромными.

Четвероногий подсудимый

Такое могло произойти только в Российской империи. Благодаря неизвестному корреспонденту «Тульской молвы» история сохранилась до наших дней.

«На днях, около 10 час. вечера, на Пушкинской ул., собака домовладельца С. П. Ченцова искусала чиновника тульского отделения Государственного банка Н. Н. Беляева. Очевидцы передают, что обычно спокойная собака впилась зубами в ногу г. Беляева, защищая свою лапу, на которую этот толстяк, по неосторожности, наступил.

Случай этот зарегистрирован в 5-й полицейской части протоколом. Кто в данном случае виноват — собака или прохожий — разберется городской судья.

Вчера собака осмотрена была ветеринарным врачом, признавшим ее со стороны бешенства вполне здоровой».

Жаль, что до появления первого Общества защиты животных в России оставалось более 70 лет. Кто же защищал право пса на самооборону, так и осталось неизвестным. Впрочем, как и судьба самого «животного» дела. Остается надеяться, что хозяин не оставил своего четвероногого друга в беде. Хотя, если даже пса и арестовали, то в скором времени он вышел бы по амнистии Временного правительства. Такие были времена…

Сергей ТИМОФЕЕВ

 Оригинал статьи:
http://mk.tula.ru/articles/a/67762/

газета "Тульский Молодой коммунар",
№ 84 (12100) от 16.12.2016


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить