Партийные и советские работники г. Тулы 1918 г. групповой портретПартийные и советские работники г. Тулы (групповой портрет).
Третий ряд сверху: четвертый слева - Н. Немцов, пятый - Г. Н. Каминский

Уроки Великой французской революции наши предки выучили плохо. Пришедшая к власти в феврале 1917 года буржуазия уверовала в то, что созыв Учредительного собрания окончательно оформит ее право на руководящую роль в стране, образовав европейское государство по образу и подобию союзников в Первой мировой войне. На этом революция, по задумке организаторов, должна была и закончится. Но… не закончилась. Русские «жирондисты» совершенно забыли про русских «якобинцев», которые наоборот французский опыт знали хорошо. Оседлав сначала «Парижскую коммуну» — Петроградский Совет в сентябре 1917 года, большевики предприняли попытку взять в свои руки всю государственную власть. Попытка оказалась удачной, а дальше. Дальше началось, как писал В. И. Ленин, триумфальное шествие Советской власти из конца в конец громадной страны, на пути которого находился и наш город.

Третьего дня

«Разноречивые слухи» из Петрограда и Москвы будоражили жителей Тулы: никто не мог понять, что происходит и в чьих руках власть. Не могли до конца понять этого и политики.

Экстренные заседания тульского Совета рабочих и солдатских депутатов состоялись 30 и 31 октября (12, 13 ноября) 1917 года. По неизвестным причинам сообщение о первом экстренном заседании органа, претендующего, после ареста членов Временного правительства России, на руководящую роль в губернии, было опубликовано в «Тульской молве» только «третьего дня», то есть 1 (14) ноября 1917 года.

Оба заседания проходили в Народном доме (ныне Тульский областной театр юного зрителя. — С. Т.), длились по 9 часов, заканчиваясь ранним утром следующего дня. На первом же собрании большевики во главе с Григорием Каминским предложили депутатам резолюцию о переходе всей полноты власти в губернии к Совету. Фракция ленинцев еще не имела большинства и была вынуждена считаться с мнением депутатов других партий, впоследствии названных мелкобуржуазными. Оппоненты большевиков выдвинули свои резолюции.

Народный дом

«Вопрос о власти должен быть разрешен соединенными усилиями объединенного социализма!», — заявил большевик Лейтейзен, ранее состоявший в партии социал-демократов-интернационалистов, всегда имеющий собственное мнение по большинству вопросов.

«Фронт составляют все классы. Власть же, отданная одной какой-либо организации, неминуемо раздробит фронт», — предостерегал от имени партии эсеров Арватов.

«Успех революции зависит от объединения и, если одна группа большевистская будет затоплена в крови, то погибнет и вся революция», — говорил от имени фракции социал-демократов меньшевиков Ахматов.

В те дни, вступление большевиков в Петрограде воспринималось не иначе как авантюра. Мало кто верил, что ленинское правительство продержится у власти больше двух недель. Не верил в это даже нарком просвещения Луначарский, вскоре покинувший Совет народных комиссаров в знак протеста против бомбардировки Храма Василия Блаженного в Москве; последнее обстоятельство оказалось ложным слухом. Многочисленные социалистические партии считали, что после подавления большевистского переворота в стране произойдет ультра-правый реванш — к власти придет военная диктатура. Поэтому, звучали призывы срочно создать комитет по борьбе с контрреволюцией, которая пугала депутатов намного больше однородного большевистского правительства.

 

С перевесом в 38 голосов

Тусклый свет первобытных угольных ламп накаливания в зале Народного дома еле-еле пробивался сквозь плотный смог от папиросного дыма. Курить тогда не возбранялась даже в публичных местах. На трибуну один за одним поднимались ораторы, жарко спорящие о текущем моменте и будущем России. То и дело раздавались выкрики с мест, звонок председателя Восленского звучал не умолкая. Выступающих засвистывали и затоптывали, стихийно поддерживали и гневно разоблачали.

На трибуне снова большевик, на сей раз Максимовский (его имя носит одна из улиц Тулы. — С. Т.): «Наша страна распалась на два лагеря, которые выступили друг против друга… Противники наши организовались выработать определенные планы к подавлению рабочих масс», — «Тульская молва» охотно цитировала классовых врагов своего издателя, банкира Фортунатова; свобода слова доживала свои деньки.

«Имеются документальные данные, — добавляет Каминский, — что 14 ноября в 9 часов вечера, группа военных открыто объявила бы себя диктаторской». Так большевики оправдывали необходимость ареста Временного правительства. Дальше, умелый оратор переходит к устрашению коллег, вспоминая о событиях 6 (19) октября в Калуге, где Совет солдатских депутатов был разогнан верными Временному правительству войсками: «Были выставлены против совета пулеметы. Депутатов из помещений изгоняли прикладами. Эта карательная операция разрывала красные флаги, документы и грабила деньги».

Усилия большевиков тщетны. Депутаты не собираются передавать власть в руки советов. В результате «большинством 147-ми, против 109 при 8 воздержавшихся принята резолюция следующего содержания:

„Правительство, созданное частью съезда советов на почве уже совершенного в Петрограде переворота, является чисто большевистским; оно не может встретить поддержки во всей организованной демократии и, признанное одной только партией, лишено достаточной опоры в стране. Раскол в рядах демократии толкает ея правые элементы, несмотря на давно уже обнаружившееся полное банкротство коалиционной политики, к новому сближению с имущим классом. Всем этим облегчается работа контрреволюции, которая под предлогом подавления большевистского восстания, мобилизует свои силы для удушения революции. Гражданская война, грозящая стране неслыханными потрясениями и кровопролитием ведет к обессилению демократии и к гибели революции“». Текст резолюции публикуется в сокращении.

Активные меньшевики г. Тулы групповой портрет

Активные меньшевики г. Тулы (групповой портрет).
Первый ряд сверху: [:], [:], Г. Кушников, [:], Сундуков, [:]; второй ряд: [Альпинер], Бандиков, Рязанов, Забрев, Сумароков, Тюнин, Кушников, Рожков, Рудич, [:]; третий ряд: Дубов, Деев, Жижин, Тихомиров, [:], Сазонов, Андреев, Соколов, Синопальников, Пушкарев, М. Афанасьев; четвертый ряд: [:], Коптельцев, Кушников, Пастухов, Ахматов, Перкин, Есеев, Салтыков, Немиров; пятый ряд: Федичев, Метропольский, Бривин, [:], [:], Дегтярев, [:], Машков

 

«Назло маме отморожу уши»

На следующий день, 31 октября (13 ноября) 1917 года борьба за власть внутри тульского Совета продолжилась. Большевики предприняли новый штурм и смогли возглавить Совет. Расформировать Исполнительный комитет общественных организаций — губернский орган Временного правительства — им не удалось. Впрочем, с мертвой точки дело двинулось.

В 6 часов вечера Народный дом снова заполнен людьми. Депутатам предстояло избрать рабочие органы. «Кандидатом в председатели совета был намечен от большевиков Кауль, — писала на следующий день «Тульская молва». — Меньшевики с.-д. (социал-демократы. — С. Т.) и с.-р. (социалисты-революционеры или эсеры. — С. Т.) отказались от участия в голосовании». Поведение в дни, когда решалась судьба страны, более чем неадекватное. Их однопартийцы на II Всероссийском съезде Советов 25 октября (7 ноября) поступили аналогичным образом — вообще ушли из Смольного в знак протеста — отчего навсегда остались на обочине истории.

Кауль«Большинством 105 против 8 неизбирательных и при 97 воздержавшихся от голосования президиум был избран». Председателем Советов стал Александр Иосифович Кауль (его именем названа одна из улиц Тулы. — С. Т.), заместителями: меньшевик Матвеев, эсер Позняков и знакомый нам Каминский.

«Кауль с горечью отметил, что только что состоявшееся голосование — отказ от участия с. р. и с. д. указывают на отклонение от совместной работы, требующей теперь особого напряжения». Каминский не стал останавливаться на демарше оппонентов, немедленно приступив к переизбранию последнего оплата Временного правительства в Тульской губернии — Исполкома общественных организаций, так как «прежний состав, по его мнению, не в состоянии производительно работать».

Ахматов возразил Каминскому, ссылаясь на преждевременность такого решения, предложив избрать ревизионную комиссию, «которой будет поручено принятие дел от исполнительного комитета». Предложение Ахматова утвердили.

 

*   *   *

Таким образом первые попытки провозгласить Советскую власть в Туле и Тульской губернии не увенчались успехом. «Триумфальное шествие большевизма» обошло город стороной, не став при этом поводом для применения силы, как по отношению к Совету, так и по отношению к Исполкому общественных организаций или Городской Думе. Все газеты продолжали издаваться, гласные городской Думы и депутаты Совета заседать, крестьяне грабить и жечь поместья, а рядовые туляки — выживать в очень трудное и опасное время.

 

Сергей ТИМОФЕЕВ,
опубликовано в газете «Тульский „Молодой коммунар“»
№ 68 (12171) от 17.11.2017


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние публикации