В Российской империи Новый год хотя и был выходным днем, но по размаху празднования всегда уступал Рождеству.

Рождество Христово отмечали по юлианскому календарю в ночь с 24 на 25 декабря. Гулянья в рождественскую ночь носили всенародный характер, в то время как встреча 1 января была больше элитарной забавой. Столетие назад встреча и Рождества, и Нового года были омрачены событиями Первой мировой войны. Страницы старых, пожелтевших газет Тульской губернии донесли до нас атмосферу тех дней.

Одной из самых популярных газет начала XX века была «Тульская молва». В канун Рождества ее первая полоса не пестрила поздравлениями. Начиналась она с объявления о выдаче пособий к празднику Рождества Христова семьям запасных и ратников, призванных на войну и подавших соответствующее прошение на имя губернатора. Под объявлением находилось поздравление тульского губернатора Александра Николаевича Тройницкого:

«Наступает великий праздник Рождества Христова.

Наши доблестные воины храбро дерутся с врагами России, защищая честь и неприкосновенность России.

Целые транспорты подарков, белья, теплой одежды, табаку, чая и других вещей мы им послали и продолжаем посылать на передовые позиции.

Вспомним теперь о семьях этих воинов, оставшихся на нашем попечении! Поможем семьям запасных и ратников, оставшимся без своих кормильцев, встретить великий праздник без лишений.

Постараемся возместить им хоть отчасти те средства, которых они лишились с уходом кормильцев своих на войну.

Пожертвования на выдачу пособий к празднику Рождества Христова принимаются Тульским Русским Обществом взаимного кредита, Отделениями Государственного, Учетного и Соединенного Банков, Тульским Обществом взаимного кредита и Торговым Домом бр. Волковых и вносятся на текущий счет Губернатора по призрению семейств запасных и ратников».

В общем-то информация о празднике на этом в прессе столетней давности заканчивается. Но давайте попробуем по другим публикациям частично восстановить традицию празднования Рождества в дореволюционной России, благо на помощь нам приходят многочисленные рекламные объявления.

В магазине у Сорокиных на Киевской улице (ныне проспект Ленина) тулякам предлагается купить новогодние елки, богатый выбор которых гарантирует хозяин магазина. Рядом — елочные украшения в магазине детских игрушек А. И. Тряпкина, наборы от 50 коп. до 15 руб.

Дарить подарки на Рождество, и особенно модные тогда поздравительные открытки, было по карману не многим. Цветные почтовые карточки появились в Российской империи только в 1897 году и стоили очень дорого. Нередко желавший поздравить кого-либо открыткой не рисковал сам подписывать подарок, чтобы случайно не испортить его, а шел к каллиграфу. Дабы не заморачиваться такими трудностями и непомерными тратами, «Тульская молва» предлагала читателям куда более экономный вариант, да еще и пригодный одновременно детям и взрослым: там же, в магазине у Тряпкина, настольная игра с недвусмысленным названием «Кто скоро приедет в Берлин?». Что тут добавишь: и стильно, и модно.

Неотъемлемой чертой Рождества, как у богатых, так и у бедных, были маскарады. Шить необычные костюмы специально к празднику нерационально, поэтому их брали напрокат — например, у некоего Шиндлера с Хлебной площади, готового за скромную плату предоставить костюмы (а заодно и мебель) во временное пользование.

В условиях войны с Германией «Тульская молва» категорически не советовала покупать для рождественской трапезы немецкие колбасы — «брауншвейгскую, вестфальскую и прочих непонятных названий». Вместо этого уже тогда предлагалось, как сказали бы сегодня, их импортозаместить известными на всю страну тамбовскими окороками и прочими ветчинами по 26 и 28 коп. за фунт (обрезанные — в два раза дешевле). Поставщиком мясных деликатесов в Туле был некто Т. Ф. Поликарпов, имевший у самых стен кремля на Казанской площади колбасно-гастрономический магазин. Состоятельные жители могли отовариться там же «всеми излюбленной красной амурской икрой», сливочными сырами и шпротами.

Когда же случалось переедание, газета «Тульская молва» снова приходила на помощь, ведь только в ней читателю предлагались мариенбадские редукционные пилюли против ожирения. Как и сейчас, покупателям следовало остерегаться подделок и брать только те коробки, которые были снабжены клеймом с таможенной пломбой российского правительства.

Описанное выше, конечно же, относится к празднованию Рождества в городе, крестьяне отмечали этот праздник по-своему. В деревнях и селах было распространено хождение ряженых с народными песнями и стихами, более известное сейчас как колядование. Участники одевались в необычные костюмы: среди них были коза, конь, медведь и другие маски. Ряженые несли с собой посох со звездой. Традицией Рождества были и всевозможные гадания — в основном девушки гадали на будущего супруга. Стол на праздник украшался особым образом: под скатерть клали пучок соломы или сена, как напоминание о яслях, в которых лежал младенец Иисус. Под столом специально устанавливали что-нибудь железное, и все, кто сидел за ним, по очереди ставили ноги на этот предмет. Железо считалось символом крепости, поэтому и ассоциировалось у крестьян с прочным здоровьем.

Празднование Рождества и по сей день имеет множество традиций. Но как бы кто его ни отмечал, это один из самых светлых и добрых праздников в году.

Сергей ТИМОФЕЕВ

Оригинал статьи:
http://mk.tula.ru/articles/a/56619/?sphrase_id=1585535
газета "Тульский Молодой коммунар",
№ 1 (12017) от 06.01.2016


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние публикации