Маркс.

                            Вступление.

Поразительно, Кремлевскими мечтателями

Герберт Уэллс назвал большевиков,

Когда уже на стройках скрипели тачки

И раздавался стук молотков.

Каким же, казалось бы, надо быть человеком

Не от мира сего,

Чтобы в самом начале двадцатого века

Марксизмом забить себе голову.

                                       1.

1901 год.

Баку –

Крупный

Промышленный город.

Улица. Лужа.

Старушка несет корзинку.

Перед лавкой лавочник-верзила

Семечки лузгает.

Городовой

Бдительный

Каждого взглядом проводит:

За версту чувствует воров и грабителей.

Вот по сторонам оглядывается человек:

Бородат, худ,

Словно из леса на разведку

Пришел Робин Гуд.

Человек – Джугашвили

Иосиф

Нашел дом, где Аллилуевы жили

Сергей и Ольга.

Постучал. Ольга открыла дверь:

     –     Муж будет в шесть.

Глаза опустила – жена верная,

Подняла глаза – страстная женщина.

Иосиф:

   –   Я принес листовки.

Ольга:

       –   Проходи.

Иосиф положил пачку на столик

В гостиной.

Ольга подошла к нему близко

В платье с декольте,

У нее было миловидное личико –

Он почти касался ее тела.

Иосифа бросило в жар,

Он смотрел на ее бюст

Жадно –

Нет, сегодня не уснуть.

Ольга ободряла его улыбкой:

Смелей джигит!

Вот бы на груди у нее забыться,

Но он революции посвятил жизнь!

                              2

 Вечер. Гостиная

В доме Аллилуевых.

Собрались рабочие-активисты

Обсудить, как маевку организовать лучше.

Хозяин – Сергей Аллилуев

Из-за шторы

Посмотрел на улицу

Взглядом острым.

Он был не высок,

С залысинами.

Хотел, чтобы капиталисты бессовестные

Зарплату повысили.

     –      Главное, это ликвидировать неравенство, -

Взял слово оратор

Джугашвили-

Сталин:

Решительный,

Бесстрашный.

Рабочие слушали внимательно,

Иосиф не лез за словом в карман:

Один товарищ с мозолистыми руками

Наливал чашку из самовара – кипяток полился через край.

Другой с обветренным лицом

Переложил в чай сахар.

Но был борцом,

Выпил: показал характер.

Иосиф рубил по столу ребром ладони:

«Маркс,

Прибавочная стоимость,

Революционный подъем масс»,

Но он видел по глазам,

Что Ольге скучно,

И долго потом дома что не так сказал

В голове прокручивал.

                                      3

Маевка в пригороде Баку.

Рабочие слушают выступающих:

Кто-то курит.

     –   За гроши не будем работать. Баста.

     –   Да здравствует Первомай!

     –   Даешь восьмичасовой рабочий день!

        Ура! Карл Маркс.

        Ура! Фридрих Энгельс.

В небе солнце светило ярко.

Ораторы рассказывали про город,

В котором еды – горы,

Чистота и порядок.

Летом там жарко,

Но жители привыкли:

Целыми днями лежат,

Как в Африке львы.

А по ночам у них танцы

И фейерверки,

И никакой эксплуатации

Человека человеком.

Иосиф произнес речь,

Стоял в стороне довольный.

Подошла Ольга,

Иосиф был рад встрече.

Но когда она взяла его за руку,

Удивился страшно,

Конечно, он ей друг,

Но могла бы просто сказать: «Здравствуй».

Вдруг Ольга перевернула его руку ладонью вверх:

       –     Дай посмотрю твою линию сердца.

Вот ведь,

Что сделала…

Ольга:

        У тебя большой холм Марса, -

Ольга рассказала ему все от и до…

Для нее ладонь,

Была яснее «Капитала» Карла Маркса.

Иосиф слушал,

Сопел,

Он видел в толпе

Несчастное лицо ее мужа.

                                      4

 Комната. Часы дин-дон.

Иосиф читает «Нищету философии»: Прудона

Критика.

С портрета Маркс глядит одобрительно.

За стеной рабочий жаловался на жизнь,

Над ухом пищал комар.

«Естественный порядок Прудона», - Иосиф читал у Маркса, -

«Это оправдание буржуазии».

«Прудон прав, когда утверждает,

Что «собственность – это кража!»

Иосиф взял карандаш

И подчеркнул эту фразу.

Вдруг кто-то в коридоре загремел корытом.

Потом стук в дверь.

Иосиф открыл.

Жандармы: сабли, револьверы.

                                5

 Тюрьма. Камера. Нары.

За столом заключенные:

Политический – Александр

И уголовники Клещ, Кирпич и Копченный.

У Клеща в руках карты.

Он – фокусник.

У Кирпича за ухом цигарка,

Копченный устроился комфортно:

Оперся локтем о подушку.

Александр делает гимнастику:

Приседает, руками машет,

Хочет быть как Иван Поддубный.

В замках загремели ключи,

Ввели Иосифа,

Кирпич спичкой о коробок чиркнул,

Задымил папироской:

        Давай знакомиться,

Щипач?

Иосиф:

        Мне на деньги глубоко

Чихать.

Кирпич:

        Значит, ты идейный?

Иосиф:

        Я верю, что когда-нибудь в мире не будет денег.

Кирпич:

        Это сказки.

        Я тоже в это верю, - сказал Александр.

                                           6

 Принесли баланду

И каждому хлеба горбушку.

Иосиф подумал: - Ладно,

Съем ради светлого будущего.

Копченный:

        У богатых надо

Пощипать перья,

А то бедных, конечно, до хрена

В империи.

Но что делать дальше?

Иосиф:

        Создадим государство могучее,

В первую очередь нам нужны сталь

И чугун.

Не будет безработицы,

Восемь часов будут работать все.

Выходные: суббота

И воскресенье.

Увеличим число школ,

Ликвидируем безграмотность,

Для рабочих построим здравницы роскошные,

В общем, целая программа.

Копченный:

        Все уши развесили.

Браво.

И такой человек,

Будет спать у параши.

                                    7

 Камера. Три часа ночи.

Клещ храпит, носом посвистывая,

Не очень-то

Выспишься.

Иосиф

Размышлял о Фейербахе.

Этот философ

За материализм на груди рвал рубаху.

Наконец-то

Человечество избавляется от религиозного дурмана.

Хорошо, когда есть

Фейербаха громада!

Вдруг открылась дверь,

Вошли охранники

        Проверка,

Старший гаркнул.

Иосиф

Глаза трет:

Обыск!

Черт!

Поставили лицом к стене,

Обшарили одежду.

Настоящий революционер

Родился здесь.

                             8

 Утро. Завтрак.

Тюремщик пузатый

Принес перловку:

Лопайте.

Иосиф попробовал тюремную кухню:

Каша подгорела,

И муха

В тарелке.

Но голод гложет,

Заставить бы всю кашу до последней

Ложки

Тюремщиков самих съесть.

А еще не выпускают на прогулку,

Короче,

Издеваются сволочи,

Но это им просто так не сойдет с рук.

Иосиф целую неделю

Шумел, стучал,

В дверь,

В общем, надоел начальнику.

Тот приказал Иосифа,

Наказать шпицрутенами.

Господи,

Как же революцию делать трудно.

                                  9

 Рота солдат.

Барабанщик.

Иосифа вывели во двор с утра

Пораньше.

Между двумя рядами идти надо,

У солдат прутья.

Несколько раз проведут туда обратно,

И труп.

Начальник тюрьмы –

Мужчина импозантный

С ухмылкой

Наблюдал за наказанием.

Кончики усов

У него были завиты колечками.

Завтракал говядиной под грибным соусом,

Оставшейся с вечера.

Застучал барабан.

У Иосифа в руках была книга:

Фейербах.

Тюремщики в нее не вникли.

Так и пошел, читая, напрямик

В Вечность.

Начальник тюрьмы

Крикнул: «Бейте!»

Но солдаты отказались бить: человек

Не в себе.

                             10

Телега, солдат с ружьем.

Иосифа везут в ссылку

Под дождем

Косым.

Но когда уходят тучи,

Иосифу улыбается солнце:

Не унывай, кацо,

Твой час наступит.

Их догнала тройка.

В ней ехал щеголь.

Иосифа кольнул взглядом острым,

Извозчику крикнул: «Быстрей пошел!»

За тройкой пыль:

В носу щиплет –

Это был

Хозяин жизни.

                             11

Сибирь.

Поселок Новая Уда.

Мороз-убийца.

Оказаться в тепле - удача.

У Иосифа в избе

Дрова потрескивают в печи.

Картошка сварена на обед.

Чисто.

Вторые сутки

На улице вьюга,

В лесу

Плохо зверью.

Ветер воет в трубе,

Тоже тоскует, голубчик,

В медвежьем углу

Российской империи.

Иосиф посмотрел в окно:

Метет.

О его ногу

Потерся котенок.

Иосиф взял перо

И девушку нарисовал на бумаге:

Волосы ее развевал ветерок,

За ней гор громады.

В руках кувшин,

Талия осиная,

А бюст какой, господи!

Идеальный образ.

                                12

 Иосиф лег на кровать:

Он в Сибири!

Вот превратность

Судьбы.

За тысячу верст

От зеленых долин с виноградниками.

Черт!

Здесь рыбалка – одна радость!

Но только второй день

Пурга.

Нечего делать,

Свеча погасла.

Иосиф попытался представить

Девушку с кувшином,

Чтоб с воображаемой красавицей

Жить.

Но вместо нее вдруг Ольгу Аллилуеву

Увидел мысленным взором,

И понял, что она его больше волнует,

Чем девушка нарисованная.

Иосифу захотелось взять в руку

Её грудь –

Шар.

Ух, Иосифа бросило в жар!

Ему хотелось прижать Ольгу к себе

И целовать в губы.

Ветер-голубчик

Еще сильнее завыл в трубе.

                              13

Утро. Метель улеглась.

Иосиф решил бежать.

Котенок ластится.

Ничего соседи заберут завтра.

Иосиф покурил,

Котенку налил молочка в блюдце.

Сложил в мешок сухари,

Надел тулуп.

Дорога вела через ельник.

После пурги Иосиф шел с трудом,

Но у него была цель:

Женщина, ради которой бежать стоило.

Когда он думал о ней,

Прибавлялось сил.

Ах, как вокруг снег

Искрился!

До чего картина хороша!

Тихо. Только иногда заскрипит дерево:

Пожаловаться,

Что снега на лапах много держит.

                          14

 Ледяная пустыня.

Ночь.

На небе звезд – тысячи.

Интернационал из космоса доносится.

Мороз кусается

Бессовестно.

Навалилась усталость,

Клонит в сон.

Иосиф замерз,

Мешок бросил,

Вдруг видит, дирижируя хором звезд,

Бородатый старик идет к Иосифу.

        Маркс, протянул руку прохожий.

Похож.

Фотография Маркса

У Иосифа в кармане.

Иосиф пожал руку,

Представился: Джугашвили.

Маркс:

        Сейчас в баньке себе зададим парку.

Пошли.

                          15

 Заимка.

В избушке

Скатерть на столе по краю вышита искусно.

На полке горшки, миски.

Маркс растопил печь,

Иосиф руки протянул к огню,

Раздеться еще успеет:

Пальцы не гнутся.

Маркс наварил каша.

Поели.

Иосиф заговорил о классовой

Борьбе,

Что рабочие плохо организованны,

Но он старается изо всех сил:

Пишет листовки,

Объясняет в чем суть марксизма.

Маркс молча ел,

Потом почесал затылок:

        У нас нынче ячмень

Не уродился.

Скот нечем кормить больше,

Засуха!

Иосиф:

        Я учу рабочих

Азбуке.

Маркс:

        Среди коров

Начался падёж.

Иосиф:

– Еще рабочих учу, что есть род,

Число и падеж.

Кстати, меня зовут Иосиф.

Маркс:

        А меня Франц,

Я занимаюсь извозом.

Тут деревня моя в версте за оврагом.

                         16

 Баку. Набережная.

Весна. Зеленеют деревья.

Корабли многотоннажные

Стоят на рейде.

Удовольствие какое:

Воздух морской

Вдохнешь полной грудью,

И в рай попадешь дуриком.

Барышни гуляют в белых платьях

Отделанных кружевами,

Гимназисты проходя мимо них важно,

Громко делятся друг с другом своими жизненными планами.

Иосиф тоже морским воздухом дышит.

Приехал только,

Купил Ольге

Цветы.

Вдруг видит: вот это да!

Ольга гуляет с маленькой дочкой,

Смотрит вдаль,

Глаза от солнца прикрывая ладошкой.

Её черные волосы,

Держал гребень,

Как же хотелось Иосифу

Обнять ее крепко.

Дочка Ольги – девочка двухлетняя –

Спустилась по ступенькам к морю

В розовом платьице, подвязанном ленточкой

Хоть сейчас на торжественную церемонию.

Иосиф в пальто длиннополом,

В шляпе надвинутой на глаза,

Сказал Ольге:

«Здравствуй».

Их взгляды встретились,

Ольга ему улыбнулась –

Это была редкая

Минута.

Духовой оркестр

Играл вальс.

Фейерверка ракета

В небе взорвалась.

Инвалид в кителе

Наяривал на гармошке.

Вдруг крик:

Дочка Ольги упала в море.

                            17

 Девочка поскользнулась на мокрой ступеньке,

И бульк.

Море схватило ее руками пенными:

Какая куколка!

Прохожие рты раззявили:

Где городовой?

Нельзя

Было медлить.

Иосиф бросился в воду

И девочку спас от смерти.

Стоит. Вода с одежды

Ручьем льёт.

Держит девочку.

У Ольги на глазах слезы.

Дочку взяла у Иосифа,

Прижала к груди.

Господи,

Как же не уследила! –

Ругала себя нещадно.

Она бросила на Иосифа благодарный взгляд,

Который на любовь непреходящую

Надежду вселял.

Вокруг собралась толпа,

Через нее протиснулся городовой,

У него были короткие пальцы,

Большой живот.

        В чем дело? –

Городовой взглядом Иосифа кольнул.

Иосиф:

        Девочка

Чуть не утонула.

Городовой:

        Пойдем-ка со мной парень.

Ольга:

        Он ее спас.

Городовой:

        Разберемся, по описанию,

Тот тоже конопатый.

                           Заключение.

 Иосиф снова попал в тюрьму,

Сам выбрал жизнь такую,

Но в ссылке,

Когда Ольга на пианино играла в Баку,

Он эту музыку

Слышал.

                                  

                               Троцкий.

                                 Вступление.

Троцкий грезил мировой революцией.

Космического масштаба был человек.

Мечтал, чтобы во всей Вселенной рабочие люди

Правительства буржуазные свергли.

Но не хотел работать упорно,

После гражданской войны страну поднимать.

На заседании политбюро

Читал французский роман.

                                                        1.

 «Зимний наш», -

Антонов-Овсеенко Ленину сообщил по телефону.

1918 год. Гражданская война.

Южный фронт.

Красноармейцы в окопах

Сражаются за лучшую долю.

Не хотят жить спокойно,

С голода дохнуть.

Казачья лава

Несется на них с гиканьем.

Не дрогнуть главное,

Господи помоги!

Поймай казака на мушку

И плавно нажми на курок.

Будь мужественным,

Главное не дрогнуть!

Но вот один красноармеец

Вылез из окопа:

Лицо белое, как мел.

В тыл побежал – остальные за ним скопом.

Эх, порубят, порубят

Казаки.

Это за трусость

Наказание.

Но застрочил пулемет

Трата-та.

Казаки падают мертвыми.

Отбили атаку.

                                                   2

 В кожаной куртке Троцкий

Шагами меряет строй:

Небольшая бородка,

Фуражка с красной звездой,

Бинокль на шее –

Лев Бронштейн.

Красноармейцы стоят понурые в рваных ботинках,

В гимнастерках застиранных.

Троцкий:

        Каждого десятого расстрелять.

Офигеть

Мероприятие!

Вот такая трагедия.

                                                  3

 Станция. Поезд Троцкого.

Пассажиры:

Комиссары и революционные матросы.

Буржуй держись!

В открытые окна слышно пенье интернационала.

Силен революционный дух!

С интервалом

Стаканов стук.

Женский смех,

Телеграфа морзянка:

«Всем, всем, всем.

Власть взяли!»

Выгон. На столе карты

Разложены.

Троцкий в кресле, обитом красным бархатом,

Подлокотники позолоченные.

Напротив Арон Вольский.

Вместе с Троцким пьет чай с лимоном.

Волосы

Черные как смоль.

Вошел матрос

Бескозырка на затылке.

Достал из кармана россыпь

Украшений золотых:

Кольца, цепочки, серьги:

Матрос:

        Вот отобрали у бандитов.

Троцкий:

        Положи в сейф.

Революция этим распорядится.

                                            4

        Лев Давыдович,

Белым помогают французы и англичане,

Мы выстоим? –

Арон отхлебнул чай.

Троцкий:

        Без сомнения.

За нами народ.

Сделай мне

Бутерброд.

Мы обязательно победим.

Я уже вижу, как

Члены партии в ресторанах едят с аппетитом,

А раньше напивались в кабаках.

И рабочим

Тоже счастье привалило:

Теперь они будут работать не на капиталиста-борова,

А на благо трудящихся всей земли.

Вольский:

        Почему в других странах

Не происходят революции?

Троцкий:

        Там странные

Люди.

Мы показали в России

Нужный путь,

Думаю к сентябрю от силы

Во всем мире капиталистов не будет.

Я смотрю уже вперед

Нам нужен Марс.

Арон подал Троцкому бутерброд

С маслом.

Троцкий:

        Астрономы разглядели на Марсе каналы,

Следовательно, на планете была вода,

И жизнь цвела изначально,

Возможно, там и сейчас благодать.

Ученые говорят, что разреженная атмосфера на Марсе

Может существовать,

Поэтому по нему смогут пройти маршем

Проверенные товарищи.

Отсюда вывод:

Надо отправить на Марс

Нашу лучшую дивизию

Для борьбы за счастье местных народных масс.

Вольский:

        А где мы возьмем планетолеты?

Троцкий:

        В Калуге Циолковский делает расчеты,

А один изобретатель в Зарайске

Строит опытный образец в сарае.

Вольский:

        Ух ты!

Троцкий:

        Пойдем проверим посты.

                                              5

 Троцкий и Вольский у входа на станцию.

Часового нет.

Проходи, кто хочет и шастай

Вокруг поезда предреввоенсовета.

Подождали. Идет часовой,

Винтовку несет на плече, как коромысло,

А здесь Троцкого и Вольского

Комиссия.

Троцкий:

        Почему покинул пост?

Часовой:

        Мне… просто…

Троцкий:

        Я жду ответ.

Часовой:

        Меня похитили…эти…

Пришельцы.

Навалились шестеро

Хари кошмарные.

Сообщают мысленно: мы с Марса.

Они хотели, чтобы я предал рабочий класс

И марсианским буржуям

С помощью зеркал

Докладывал бы об очередности дежурства.

А еще их разведка хочет знать

Хватает ли нам перьевых ручек,

На случай,

Если придется против них воевать.

Троцкий:

-          Передай, скоро мы сами будем на Марсе

И уничтожим всю мразь.

За оставление поста, –

Троцкий достал

Револьвер

И выстрелил красноармейцу в висок.

Жестоко!

А если бы диверсия.

                                  6

 Уездный город. Улица.

Дома двухэтажные

На фасадах следы пуль.

Война Гражданская!

В доме с колоннами госпиталь,

На телегах подвозят раненых.

Все крови. Господи!

Это не правильно.

Раненого в живот

Несут на носилках.

Красные звезды,

Отомстите.

Медсестра Танечка

Поддерживает хромого бойца.

Он поднялся в атаку

Пуля в ногу бац.

У Танечки была челка,

Ямочки на щеках.

Пустячок,

Делавший ее особенно привлекательной.

К госпиталю подъехал на телеге

Василий.

Раненым привез хлеб

И масло сливочное.

Василий был комдив,

Командир стопроцентный,

Хотя растительность

Недавно появилась у него на лице.

Он мог много часов без остановки

Клеймить буржуазию.

На конце носа

У него была «слива».

Василий встретил Танечку в коридоре

В испачканном кровью халате.

Танечка со слезами:

        Умер в шестой

Палате.

Василий:

         Вот порубаем

Белых

И каждому погибшему поставим памятник,

Хотя далеко еще до победы.

Я получил приказ:

Готовить дивизию

К переброске на Марс.

Вечером увидимся?

Может быть, это в последний раз,

Мы полетим на ракетах…

Танечка:

        Хорошо, я приду в сквер.

                                      7

 Луг.

У кузнечиков скрипки Страдивари.

Правда медведь наступил на ухо

Этим зеленым товарищам.

Трещат целый день

Даже не слышно птиц.

К счастью, от облака набежит тень:

Стрекочут тише.

На лугу с хоботами

Десять, двадцать, тридцать

И один верхом

Впереди.

Красноармейцы в противогазах бегут –

Приказ есть приказ.

Тренируются – вдруг

В атмосфере Марса есть опасный газ.

Неожиданно противогаз сорвал один красноармеец,

На Марсе это верная смерть,

А он радостный:

        Все не могу, братцы…

Другие проходят курс адаптации,

Чтобы привыкнуть к перегрузке на старте:

Спорт площадка –

Не веселятся

Солдаты дивизии элитной:

На турниках вниз головами висят:

Лица малиновые.

А еще рота

С головами окунается в реку –

Это своего рода

Проверка,

Или экзамен

Насколько тренировки зер гут.

Правда, потом кое-кому на берегу

Делают искусственное дыханье.

Василий снял противогаз и спрыгнул с коня

Вороной масти.

Хорошо! На днях

Марс.

                                          8

 Сквер.

Ограда чугунная.

Вечер.

Старушка зовет голубей: гули-гули.

На земле окурки

И обрывки газет,

Из которых делают самокрутки,

Потому что настоящих папирос нет.

На дорожках мусор и грязь.

В стране революция.

Хотя навести порядок

Раз плюнуть.

На скамейке сидят Василий

И Таня.

Скоро их разлучит космическое

Пространство.

Грустно,

Тяжело расставаться, но надо ради

Установления Советской власти

На всех планетах земной группы.

Василий:

        Полетели со мной,

Я договорюсь с твоим командованием.

Таня:

        Раненых очень много,

Белые нажимают.

                                              9

 Вагон. Троцкий.

Четыре врача

За него отвечают

Перед историей.

Ездят с ним:

Следят за здоровьем

Предреввоенсовета.

После осмотра тот одевается за шторкой:

Виден его силуэт.

 

Врач:

        Я наблюдаю, коллеги,

Небольшое переутомление.

Лев Давыдович, Вам, как минимум,

Нужны витамины

И свежий воздух,

И тогда снова вернется молодость.

Троцкий отпустил врачей,

Вошел Василий:

        Белые наседают, черти,

А у меня без дела дивизия.

Можно я вдарю, или отправляйте уже на Марс.

Троцкий:

        Какой ты скорый.

Хорошо, кругом, шагом марш.

Даю ночь на сборы.

                                       10

Василий летел как на крыльях,

Сейчас бы пошел на взлет,

Ведь сколько открытий

На Марсе их ждет.

Интересно, как выглядят местные жители?

У них рожки

Или носы внушительные,

И растет ли на Марсе картошка?

Василий объявил в штабе

Приказ:

        Утром старт,

Потребуются музыканты.

Это последняя ночь на Земле

Со скоростью света

Улетаем согласно постановлению

Реввоенсовета.

До свиданья Земля-старушка.

Покидать тебя будет грустно.

Василий положил голову на подушку

И тут же уснул.

                                       11

 Утро.

Обоз первой марсианской дивизии:

На телегах живые куры

И другая провизия.

Скрип осей,

Кудахтанье,

Двинулись всем

Табором.

Сильные духом

Красноармейцы держат строй

Идут

На космодром.

Поле.

На поле ракеты.

Готовность полная.

На Марс вектор.

В ракеты грузят боеприпасы:

Бойся враг!

И в подарок туземным товарищам

«Капитал» Карла Маркса.

Все.

Закрыли люки.

Что там Марс, полетим к звездам,

Если пошлют.

Ракетные двигатели взвыли:

Состав топлива – секрет.

Красноармейцы глаза вылупили:

Вчера из деревни.

Промелькнула Луна:

Полет нормальный.

Летят: Земля в иллюминаторе –

Шарик маленький.

Дует в паруса

Истории ветер.

Посадка.

Даешь марсианскую республику советов.

                                      12

 Впервые нога человека ступила на Марс:

        Здрасти,

Помощь требуется?

Василий пошел на разведку: осмотреться.

Открыл в новый мир

Дверь

Пионер космической

Эры.

Какие краски!

Скала сиреневые,

Красный песок и фиолетовые растения

Похожие на кактусы.

Алыми ягодами завтракают

Зверьки лиловые.

Разум в глазах:

Видно развиты доли лобные.

Вдруг в небе Василий увидел

Серебристый летательный аппарат.

В воздухе у него остановился винт,

И тот стал падать,

Но не разбился,

Сел.

Марсианин вылез из кабины

В комбинезоне сером.

У марсианина лысая голова,

Уши все время шевелятся.

Взгляд

Властный.

Марсианин открыл в аппарате крышку,

Занялся ремонтом.

Василий папиросу закурил,

Смотрит:

Гигантский паук

Бардовой окраски

К марсианину подкрался:

Туземцу каюк.

Паук волосатые ноги

Переставлял бесшумно.

Марсианин стоял спиной

К зверюшке.

Василий выхватил маузер

И выстрелил в паука,

Тот покачнулся слегка

И убежал в заросли.

Марсианин избежал опасности.

К нему подошел Василий,

Тот перестал в моторе копаться,

Сказал: спасибо.

Василий подумал: Наш язык знают,

Следовательно,

Бывали на Земле

Подслушивали и подсматривали.

Марсианин попросил Василия:

        Угости папиросой.

Его била сильная

Дрожь.

Постояли,

Покурили.

Василий:

        Ну, расскажи обстановку:

Там, экономический кризис

Оставил всех с носом.

        Пришельцы, мы собираем против вас

Большую армию,

Сказал марсианин,

Валите отсюда давайте.

Василий:

        Не пугай, лысый,

За нас пролетариат,

А капиталистов пошлем к чертовой матери.

Короче,

Вези меня к рабочим, –

Василий положил руку на кобуру,

Я с ними перетру.

                                           13

 Василий в летательном аппарате:

Смотрит с высоты на Марс.

Внизу проплывают поля квадратные

Зеленые, желтые, красные.

Вдруг видит: мимо пронеслась рыба,

Потом еще несколько

Похожих на окуней,

Причем все без крыльев:

Выходит он на морском дне.

А как же дышит без жабр?

Ну и ну!

А перед рабочими как выступать на фабрике?

Тут Василий проснулся.

                                          14

 Василий умылся холодной водой.

Значит, полет впереди.

Добре!

Летим

В космос.

Хоть на Марс, хоть на Сириус.

Там встретим такое,

Что и не снилось!

Василий приказал дивизии выдвигаться,

А сам поскакал на станцию,

Прихватив с собой гранаты:

На Марсе разные могут быть ситуации.

Возле

Вагона Троцкого

Осадил лошадь.

Вошел:

Троцкий сидел на троне

Помешивал чай ложечкой.

Василий:

        Командир первой марсианской дивизии.

Троцкий:

        Грузитесь

И отправляйтесь в Царицын,

Троцкий отмерил на карте расстоянье циркулем, –

По личной просьбе товарища Ленина.

Белые перешли в наступление,

Потом полетите на Марс.

Свободен, –

Троцкий открыл французский роман.

                                    15

 Вагон-

Теплушка.

Красноармейцы сидят, в открытую дверь свесив ноги,

Семечки лузгают,

Точат

Лясы.

Мимо проплывают леса и поля,

Города и городочки.

Федор Кузьмин:

        Интересно на Марсе суглинок

Или чернозем?

Сергей Гримасов:

        Шлепнешься на Марс

Тебе будет уже все равно.

Кузьмин:

        Интересно,

Там на пасху красят яички?

Гримасов:

        В Марс врежешься

Тебе станет все безразлично.

Кузьмин:

        Интересно,

Какой там надой у коров?

Гримасов:

        Об Марс треснешься

Тебя не будет волновать этот вопрос.

                                                  16

 Царицын.

Передовая.

Пули цвырк, цвырк

На бруствере землю взрывают.

В небе

Аэроплан.

Василий выстрелил в него из трехлинейки,

Но не попал.

Громыхнет пушка:

На позиции красных разорвется снаряд.

Душно.

Будет гроза.

Сергей Гримасов:

        Меня в железной бочке

Спустили с холма,

Да еще кочки.

Будь проклят этот Марс!

Победят комиссары,

Будут над нами издеваться.

Не робей,

Давай к белым,

Братцы.

Василий:

        Ах, ты контра,

Застрелю на месте.

Забыл сколько нашей крови

Выпили капиталисты и помещики?

Гримасов:

        Сдай оружие,

Придурок.

Братцы, вяжите ему руки,

Белые это зачтут.

                                      17

 Василий в избе

На допросе у белых.

Полковник

Краешек рта вытер платком:

Моложавый

Холеный

Ел жаренного

Цыпленка.

Василий перед ним без ремня,

Руки связанны за спиной,

Гимнастерка мятая,

Смотрит исподлобья.

Полковник:

– Я понимаю Марс –

Высокий порыв…

Но это риск,

А ты подумал о матери?

Тебе мой совет:

Выброси из головы эту дурь.

У тебя есть, наверно, невеста,

Женись и живи с ней душа в душу.

Дай подписку, что не будешь воевать с белыми

И иди на все четыре стороны.

Кстати, время обеда

У нас бефстрогановы.

Надо быть реалистом:

Человек не попадет на Марс еще сто лет.

Подпиши, – полковник подвинул бумагу ближе.

 Василий:

        Нет.

                                        18

 Дощатый сарай.

Василий сидит на соломе.

Думает о разном

Голодный.

        Эх, мало пожил.

Сейчас бы гранату.

Сами обед свой жрите

Гады.

Зуб качается.

Полковник человек аккуратный,

Перед тем как ударить

Надел перчатку.

        Эх, Танечка,

Завтра расстреляют или на виселице вздернут,

За то, что я мечтал

Полететь к звездам!

Вдруг послышались выстрелы,

Конский топот, свист –

Это в село ворвались красные кавалеристы.

Дверь на распашку –

Василий из сарая вышел:

Видно родился в рубашке.

                                        19

 Царицын.

Штаб фронта.

Хохот истерический.

Полет на Марс – анекдот.

Сталин смеется звонко,

Хлопает по столу ладонью,

Ворошилов схватился за живот,

Смеяться уже не может – стонет.

Перед ними Василий.

У него горят щеки.

Как тренировались? – спросили.

Рассказал. Что еще?

Сталин в краешке глаза

Утер слезу.

Черные волосы пригладил –

Симпатичный в сущности.

Перестал смеяться,

Произнес с серьезным видом:

        Ну, у Троцкого размах,

Позавидуешь.

Но широко шагает,

Штаны порвет.

(обратился к Василию):

- Я тебе предлагаю

Взвод.

                                Заключение.

Василий написал Танечке:

Жив, здоров,

Очень по тебе скучаю.

Следующий раз напишу подробней.

Нас в бой послал товарищ Сталин,

Атаку трубит трубач!

                                      Хлеб.

                             Вступление.

Хорошо, когда у страны

Есть независимость.

Тогда в случае войны,

Как свистнем!

Но сейчас 95% крупной российской промышленности

Зарегистрировано в оффшорах.

Сидим как мыши,

Боимся шороха.

                                 1.

По России голод

Лютый

Бродит,

Гремя костями.

1917 год.

Революция.

Фабрики - рабочим,

Земля – крестьянам.

Наконец свершилось

Впервые в истории:

На себя паши,

Вернется с торицей!

Теперь каждый себе господин,

Сам себе барин

Коммунизм впереди!

На богатеев хватит горбатиться.

                               2.

Сибирь. Прохор Зыков за плугом.

Теперь у него богатый надел.

Наконец он набьет себе брюхо.

Обалдеть!

Земли теперь у него столько,

Что можно будет объесться хлебом.

Будет застолье

Великолепное:

Картошка, огурчики,

Водка.

Эх, урчит

Живот как!

Но при этом гудят ноги,

Болит спина.

А работы еще много,

Мать чесная...!

                               3.

10 лет прошло.

Осень.

Позади сенокос

И обмолот.

Прохор слез с печи,

Выпил квас.

Чихнул: Апчих.

Погладил кота Ваську.

Вышел на крыльцо,

Почесал пузо,

Языком цокнул,

Надел картуз.

Вышел на улицу. Там у дома

Старик сидел на завалинке.

В старой буденовке

В обрезанных валенках.

Прохор: – Как жизнь, дед?

Старик: – Ничаво.

Прохор: – Как дети?

Старик: – В город подались на завод.

Прохор: – Что пишут из города?

Старик: – Голодно.

Прохор: – У нас есть хлеб.

                 Мы не будем голодать.

Старик закашлял:

               – Кхе, кхе.

                   Это да!

                         4.

Сын Прохора Савелий

Шапку подкидывал вверх

Эх!

Весело.

Савелий басил,

В драках потерял два зуба.

Верзила

Учил азбуку.

Сегодня ночью у старухи-соседки

Он завесил снаружи окно,

И она проснулась не с рассветом,

А в десять ноль-ноль.

Корова мычит не доенная,

Поросенок хрюкает.

«Ой!

Подлюки».

А соседу-пьянчуге

Подбросил пару пустых бутылок,

Тот когда утром очнулся,

Долго чесал затылок.

                           5.

Савелий поджидал Светлану,

Она несла воду из колодца.

У девушки была тонкая талия,

Высокий лоб.

Голубое небо

Ревниво смотрело в ее глаза,

Это была обыкновенная

Зависть!

Савелий перед красавицей

Надел шапку.

Приосанился.

Вперед сделал шаг.

Савелий:

        Здравствуй,

У вас дома есть керосин?

Я могу отца попросить,

Он даст.

Приходи вечером за околицу

Пораньше.

Светлана:

        Не могу, сегодня в школе

Комсомольское собранье.

                           6.

Школа. Кабинет литературы.

На стенах портреты Пушкина, Гоголя, Толстого.

Школьники тут

В восторге!

Нет ничего лучше хорошо

Отточенной фразы.

Она платок подброшенный

На лету разрезает.

В кабинете идет собранье комсомольское,

Обсуждают города и деревни смычку.

Но главная мысль

О космосе!

Что когда-нибудь на всех планетах

Единоличников не станет.

Везде будут колхозы на Пласкетте,

Веге и Альдебаране.

А если случится неурожай,

Звездолеты привезут зерно

К примеру, с альфы Журавля

На эпсилон Ориона.

                      7.

Среди комсомольцев был Виктор –

Механик с МТС.

В тракторах знал каждый винтик,

Чинил, ломались если.

Он разбирался в устройстве дизеля,

Как газовая смесь в нем сжата,

Но главное он знал, что есть вредители

И саботажники.

Не по душе Советская власть

Тому, кто думает о своей шкуре,

Но только она может всем дать

Достаток и культуру.

Виктор был рыжий,

Волосы его курчавились.

В общественной жизни

Активно участвовал.

Ходил на субботники,

Рисовал плакаты,

На костюм двубортный

Деньги откладывал.

                       8.

Собрание закончилось. Комсомольцы

Вышли из школы.

Болтают веселые.

Только Виктор молча.

На небе звезды крылатые.

Поздно.

Решился подойти к Светлане.

Поздоровался.

Виктор:

        Я за твоей поддержкой.

   Нам нужен клуб.

   Танцевать все любят

   А где?

   В клубе будет проводиться политинформация,

   С новостями познакомят.

   А после танцев

   Я буду провожать тебя до дома.

                           9.

Стройка. Стучат топоры.

Велика радость коллективного труда.

Легко даже землю рыть

Под фундамент.

Бревна на доски распиливают

Вжик-вжик.

Какая счастливая

Настала жизнь!

Виктор из кузницы принес гвозди.

Полон энергии.

В СССР

Особый воздух!

У клуба растут стены,

А когда идут дела

У всех поднимается настроение…

Виктору улыбнулась Светлана!

                           10.

Савелий вошел к себе в дом,

Сел молча на лавку.

В углу бабка шамкала ртом

Бога славила.

Прохор хлебал щи

Из тарелки,

Васька на печи

Грелся!

        Отец, сказал Савелий,

Комсомольцы строят клуб.

Прохор:

        Бить баклуши?

   У них один ветер в голове.

Савелий:

         Я хочу им помочь,

   Можно я возьму лошадь?

Прохор поморщился,

Отложил ложку.

        Ишь чего,

   Хочешь уморить кобылу.

Савелий:

        Ты всегда единоличником

   Был…

   Посмотри: жизнь меняется,

   Ты отсталый элемент.

Прохор:

        У меня…

   Мне…

Савелий:

        Я возьму лошадь,

   Ничего с ней не случится.

Светлана захлопала в ладоши,

Когда он на телеге подъехал: «Молодчина».

                               11.

Вечер. Прохладно.

Птицы притихли в роще,

Зато слетаются звезды крылатые,

Если кинешь им крошки.

Тогда начинается свалка

И светопреставление.

У ног дерется за крошки вся

Вселенная.

Светлана и Виктор

Гуляли.

Пальцы рук друг у друга свив,

По полям.

Виктор:

        Клуб построен. Живем!

Приглашай хоть артистов Московских.

Светлана:

        Вот послушать бы в нем

Маяковского.

Виктор:

        Мы поставим спектакль:

   Наш ответ Чемберлену.

   Пусть он к чертовой бабушке катится.

Светлана:

        Верно.

Виктор обнял Светлану,

Чувствуя, что готов свернуть горы,

Но Светлана убрала руку с талии:

        Экий ты скорый.

                               12.

Кто-то бил по рельсе –

Пожар.

Светлана и Виктор скорей

В село побежали.

Горел клуб. Из окна дым.

Жалко, если все труды

Пойдут насмарку.

Кошмар.

Такой острой классовой борьбы

Никто не ждал даже,

Значит, в селе тоже были

Свои вредители и саботажники.

Виктор cкинул пиджак,

Крикнул: «Воды давай»,

В дверь клуба бросился. Жарко!

Но он пламя сбивает.

Народные массы

Потушили пожар.

Виктор вышел из клуба чумазый,

Как кочегар.

Удивительно,

Какая сила в нем кроется.

Светлана смотрела на Виктора,

Как на героя!

                   13.

Декабрь.

1927 год.

Сталин в сопровождении нескольких членов ЦК

По Кремлю

Идет.

На него оборачиваются люди.

Возле собора 12 апостолов

Сталин увидел Молотова.

Сталин:

-          Товарищ Молотов

   Вы куда?

Молотов:

        В столовую.

Сталин:

        На 15 съезде Вы делали доклад

   О работе в деревне.

Молотов:

        Да.

Сталин:

        Середняк совсем озверел.

   Ждет весны,

   Когда цены на хлеб поднимутся.

   Мы с протянутой рукой должны

   Стоять перед ним.

   Потому что нам нужны продукты

   Проводить индустриализацию.

   Единоличники только о себе думают

   Мерзавцы.

Молотов:

        После Великого Октября

   Крестьяне получили землю,

   Но прокормить могут только себя

   И свои семьи.

   У них мало хлеба товарного,

   Вот и хотят извлечь максимальную выгоду.

   Поэтому, товарищи,

   Колхозы – один выход.

   Только колхоз может купить трактора

   И в другой технике заполнить пробелы…

Сталин:

        Это так.

   Но сейчас надо с хлебом решить проблему.

                            14.

1928 год. Январь.

Сибирь.

Сталин снял варежки.

Снег с сапог сбил.

У Прохора Зыкова в избе

Проездом в Омск.

Зашел побеседовать,

Пока у машины устраняли поломку.

Сталин:

        Международное положение сложное,

Сталин взял варенье ложечкой

И отправил ее в рот, –

Нам нужно укреплять оборону Родины,

Но нечем кормит рабочих,

Дайте хлеб в долг.

Прохор:

        Ты хороший руководитель,

   Имеешь подход,

   Впрочем,

   Хлеб мы все равно не дадим.

   Ты походи за сохой,

   Подержи серп.

Сталин:

        Хорошо, соберите сходку.

   Я обращусь ко всем.

                               15.

Люди спешат на площадь,

Над сельсоветом

Ветер

Красное знамя полощет.

Светлана в полушубке

Талия узкая.

С нею подружки.

Смех, шутки.

Савелий ее на площади ждал,

Обратился к Светлане:

        Хочешь, я угадаю

Твое желание?

Вынул колечко

С бирюзою.

        Придешь вечером?

Мы собираемся у Зойки.

Светлана не ответила,

Потому что ее окликнул Виктор:

От счастья светится,

Что Светлану видит.

Виктор:

   –     Вот достал.

И. Сталин.

«Доклад

На 15 съезде ВКП(б)».

Все село обегал.

Это тебе.

Светлана взяла брошюру,

Спрятала ее за отворот полушубка

И сказала Савелию:

        Для Зойки колечко сохрани,

   У меня уже есть жених.

                               16.

Виктору шепчет Светлана:

«Даже не верится, что здесь сам Сталин».

Сталин взошел на крыльцо

Сельсовета.

Стал к народу лицом

Невысокий человек,

Рябой,

Слипшиеся усы.

В шинели рядового

Грузин.

Сталин:

        Товарищи,

   Красной армии

   Требуется

   Хлеб.

   Проявите сознательность,

   Рабочих накормите,

   Созидателей

   Нового мира.

                                   17.

Прохор самокруткой пускал дым,

Стоя в первом ряду.

От хорошей еды

У него живот вздулся.

Ему было приятно

Чувствовать себя хозяином положения,

И почему не на него, а на Сталина пялятся

Глупые женщины.

        А ты нам спляши, Кацо, -

Засмеялся Прохор, - хе, хе,

Может тогда и дадим хлеб.

У Сталина побледнело лицо.

Тяжело дышит.

Светлана за Прохора стало стыдно.

Она крикнула:

        Товарищ Сталин,

Посмотрите, как я танцую.

И заплясала,

Ах, чудно!

Плавные движения рук

Удовольствие истинное.

Пошла по кругу

Царица!

До чего девушка славная!

Взяла за концы платочек.

Красавица

Да и только.

У Сталина прояснилось лицо,

Он сошел с крыльца,

Чувствуя себя отцом

Нации.

 

        Товарищ Сталин, – Светлана достала брошюру, –

Подпишите на память Ваш доклад.

Сталин от удовольствия прищурился,

Усы погладил.

Не легко создавать империи,

Но молодёжь поддерживает этот путь,

А с единоличниками теперь

Другой разговор будет.

                            Заключение.

Сталин пытался с крестьянами

Договориться мирно,

Не смог к несчастью,

А времени был лимит.

                                 Книга.

                                     Вступление.

В советское время, если обидят власть имущие,

Обращайся в партком.

Партия спуска не даст никому,

Как стукнет по столу кулаком!

А сейчас некому пожаловаться.

В стране закон джунглей,

Маленьких людей обижают

Просто жуть!

                           1.

Календарь 1932 года висит на кнопке.

Редакция газеты «За индустриализацию».

За окном

Гроза!

Главный редактор Алексей Карташов

Читает передовицу.

Что-то исправил карандашом,

Что-то вычеркнул.

«По всей стране словно грибы после дождя

Вырастают заводы».

Хорошо: трудящиеся

Довольны!

«Закладываются основы

Тяжелой промышленности»

Превосходно!

Врагам шеи намылим.

Алексей был невысок, волосы сальные,

Нос картошкой.

Красавец

Еще тот.

У женщин

Вниманьем пользовался мало,

Хотя иногда служебное положенье

Помогало.

                          2.

В кабинет вошла внештатная журналистка

Зиночка.

Волосы волнистые

Собранны в пучок резинкой.

Глаза голубые,

Брови ниточки,

Улыбка

Пленительная.

Зиночка:

        Это моя статья о кружке юный техник.

Об изобретениях

Маленьких вундеркиндов, –

Алексей на статью взгляд кинул

И бросил её в ящик,

Поднялся из кресла

Блестящий

Певец Днепрогэса.

        Зиночка, вы восхитительны,

С Вашей фигурой

На параде только идти

Среди физкультурниц.

А какие у Вас глаза! –

Карташов вздохнул полной грудью,

И Зиночку взял

За руку.

Но девушка руку свою убрала: – Не надо, Алексей Савельевич.

– Зиночка, а что вы делаете сегодня вечером?

Пойдемте в планетарий.

Там покажут, где Алгол.

Когда-нибудь мы пошлем на него

Привет пролетарский.

А еще мы узнаем, где Альдебаран.

Чтобы рабочему классу дружеский сигнал туда подавать.

        Алексей Савельевич, у меня болит голова,

Я хотела лечь спать пораньше.

                               3.

Библиотека при газете.

Алексей в ней.

Тишина здесь

Полнейшая.

Но возьмешь книгу,

Откроешь,

И попадаешь на митинг

Литературных героев.

Они выступают,

Кричат.

Главные горлопаны:

Ноздрев и Чадский.

Библиотекарь Вера Надеждина

Заполняла за столиком карточки.

Волосы седеющие

Причесаны аккуратно.

Еще у нее глаза располагались близко,

И определённо

Был неправильный прикус –

Верхняя челюсть выдвинута вперед.

Алексей попросил:

        Мне нужно что-то

По истории Парижской коммуны.

Библиотекарь карточки сложила стопочкой

И в глаза посмотрела ему.

        Алексей Савельевич, за Вами

Уже числится несколько книг.

Когда вы будете сдавать

Их?

Алексей развел руками.

Вера:

        Поймите, всем нужен Каутский,

Вы же советский человек.

Алексей:

        Не надо меня учить, Вера.

Женщина

Нахмурилась:

        Хорошо. Вот Жорж Буржен

«История Коммуны».

Но больше

Ни одной книги Вы не получите.

Ей богу,

Сдайте Каутского лучше.

                                     4.

Алексей из библиотеки

Зашел к парторгу.

Семен Петрович Потехин

Задергивал шторы.

Он был пострижен под Котовского,

В кителе военного покроя.

Вытирал платком

Шею мокрую.

– Семен Петрович, – Алексей сказал, –

Вы не знаете, ходит в церковь библиотекарь Вера?

        А что есть сигнал?

        Слово Бог на языке у нее вертится.

                                   5.

Москва. Воскресенье.

Бассейн.

Соревнование по плаванию.
Возле касс толпа.

Трибуны криками поддерживают пловцов,

Плывущих кролем:

Каждый из них вдохнет и снова в воду лицо –

Скромники.

Вот в купальниках Афродиты.

Мужчины с мест повскакали,

Мужчинам не сидится.

Девушки прыгнули в воду:

Брызги.

Возле стенки поворот,

Назад плывут быстро.

От общества «Трудовые резервы»

Была Зиночка.

И еще: на трибуне Зевс

Присутствовал незримо.

Зиночка вышла из бассейна,

Взяла полотенце.

К ней подошёл Алексей:

        Добрый день.

Зина:

        Здравствуйте Алексей Савельевич.

Алексей:

        Отличный результат.

Зина:

        Мне кажется, я плыла целую вечность.

Алексей:

        Я буду после раздевалки вас ждать.

Зина:

        Как Вы меня заметили?

Алексей:

        Я специально пришёл.

Зина:

        О!

Алексей:

        Знаю, что Вы спортсменка.

                                     6.

Улица. Идет трамвай.

Из дверей свисают люди.

За мороженое хоть последние деньги отдавай,

Текут слюнки.

У газетного киоска

Очередь.

Процокал

Извозчик.

У магазина обуви

Фабрики имени «Парижской Коммуны»

Алексей нахмурил брови:

        Я иногда думаю, почему

Настоящая Парижская Коммуна

Просуществовала не долго?

Ведь рабочие преимущественно

Увеличили свой доход.

И считаю, что причина пораженья

В руководстве дрязги,

И отсутствие одного вождя

Со стержнем.

Существовал зато один положительный момент:

Министр финансов - Журд

Не был жуликом.

Он миллионы в своем распоряжении имел,

Но жалованье получал как мелкий конторщик,

А его жена продолжала служить прачкой.

А у нас иногда контра

Под маской коммуниста прячется.

Зина была влюбчивой,

Даже замедлила шаг,

Музыка революции

Звучала в ее ушах.

На Алексея смотрела с интересом:

Невысокий, тем не менее

Он вырос в ее глазах резко

И уже не казался пигмеем.

                       7.

Воскресенье.

Зоопарк.

Под деревом нашел спасение

От жары гепард.

В клетке сидеть

Теперь его призвание,

Но иногда перебирает лапами всеми:

Во сне носится по саванне.

Из-за ограды смотрит высокомерно верблюд,

Что-то пережёвывая,

Словно не он, а люди

Помещены за решётку.

Алексей и Зиночка

Наблюдали как два бегемота,

Пасти разинув,

Друг на друга смотрят.

Как обезьянка в шкуре родственника,

Выискивала насекомых:

Поймает и в рот –

Кормится.

Алексей:

        Надо же какой гений Дарвин

Догадался, что человек произошел от обезьяны.

До него жили рядом с этими волосатыми товарищами

И без понятия.

Зина:

        Вообще-то, что человека из обезьяны создал труд,

Писал Энгельс.

Алексей:

        Почему же на Дарвина в Англии

С обезьяньим хвостом рисовали карикатуры?

В работе «Происхождение человека

И половой отбор»

Он обезьяноподобного предка

Нам подбросил.

Хотите почитать дам?

Зина:

        Да.

                                8.

Библиотека газеты «За индустриализацию»

За столом вчерашний крестьянин

Палец лизал

Перелистывая «Книгу о здоровом питании».

Журнал «Красная новь»

Держит перед собой юноша в очках,

Не переворачивает страницу целый час:

У него любовь.

В библиотеку влетел как на крыльях

Главный редактор,

Курлыкая,

Как влюбленный птеродактиль.

        Вера, мне нужен Дарвин.

Вера привстала: Не дам.

Мое терпение лопнуло.

Тут Вере Надеждиной стало плохо.

                                   9.

Кабинет парторга.

Парторг сидит за столом.

Алексей с порога

Поставил вопрос ребром:

        Предлагаю уволить Веру.

Библиотекарь должность ответственная.

Мы упустили,

Что на ней должен быть коммунист.

        Но она работник хороший.

Алексей:

        Главное, что у нее на уме.

А вдруг она книгу предложит,

Которая в нашей победе посеет сомнение?

Вы забыли об обостренье классовой борьбы!

Контрреволюция не дремлет, знаете ли.

А Вера Витальевна из бывших:

У нее на лбу написано: гимназия.

                             10.

Главный редактор

В кабинете парторга

Накидал

Скомканной бумаги гору.

Пишет приказ об увольнении.

Ах, ты боже мой!

Подходящей причины нет,

А настоящую указать не может.

Наконец написал: «За срыв работы редакции».

        Чтоб знала, как пререкаться.

                             11.

Вера Надеждина

Об увольнении получила приказ.

Не ждала,

Работала хорошо, кажется.

Что ж, отступать некуда если,

Если дело табак,

В последнюю

Поднимайся атаку!

Пуля дура,

Штык молодец,

Натиск дружный

Чудеса делает!

                               12.

Машина помыла из бочки

Асфальт.

Ночь.

Пустынная Москва.

Впрочем, влюбленный парочки.

Встречаются иногда

За них радуется партия:

Партии нужно в будущем много рабочих и солдат.

Потому что вожди партии за границу не удерут

Перед лицом врага.

Вместе работали, вместе отдыхали,

Вместе и умирать тут.

Поэтому члены партии хлопают в ладоши,

Члены партии голосуют «за»,

Когда с трибуны вождь

Говорит об индустриализации.

                               13.

Красная площадь.

Собор Василия Блаженного

Её украшение,

Построен Постником.

Память о нем жива,

Собор доставляет радость,

Бог, которого он так уважил

Руки потирал.

Башня кремля Спасская.

Страшно как, Господи!

Вера Надеждина с опаской

К воротам подходит.

На воротах висит ящик,

В который Сталину можно бросить письмо.

Охрана не спящая

В него часто смотрит.

Вера опустила в ящик конверт.

И назад быстро пошла.

Главное, когда в стране доверие

Есть к власти!

                                 14.                

Вера Надеждина добралась домой:

У нее была комната в коммунальной квартире.

Дрожащей рукой долго открывала замок.

В коридоре тазы, корыта, доски для стирки.

Вошла в комнату

У окна стоит кто-то серый.

В горле ком,

Сильнее забилось сердце:

Это каюк!

Но подумала: «Спокойно!»

Включила свет: мышь спрыгнула с подоконника

И в норку юркнула.

В комнате пусто,

Волновалась зря.

«Будь что будет, будь что будет», -

Без конца повторяет.

Вдруг стук в дверь,

Открывает испугано:

На пороге человек

Показывает удостоверение ОГПУ.

        Вера Надеждина?

Пройдемте со мной.

Ей предложили в машину сесть вежливо.

Дома проносятся за окном.

                                 15

Кремль. Кабинет Сталина.

За столом сидят члены политбюро.

Удивительно: правитель единовластный

Коллективно решал все вопросы.

Сталин к людям был очень внимателен,

Умел их слушать,

Но всегда на ус наматывал,

Если кто-то порол чушь!

У него была привилегия единственная

Как у главы государства:

По кабинету ходить,

Остальные сидя дела обсуждали.

В кабинет вошла Вера Надеждина.

Сталин предложил ей стул.

Ворошилов зевок сдержал,

Калинин улыбнулся.

Вера села, веко дергается,

Ей казалось, что это сон,

Сейчас Буденный

Закричит ослом,

Но этого не произошло.

Сталин

Выбил в пепельницу трубку

Усталый

От работы трудной.

Сталин:

        Предлагаю постановление.

Вернуть Веру Надеждину на работу.

Редактора снять немедленно.

Парторга судить само собой.

Поручить товарищу Щербакову

Провести собрание

С выявлением зазнавшихся коммунистов.

Вера не помнила, как домой добралась,

Потому что снова быстро.

                                 16.

Прошла неделя.

Полдень.

Москва занята делом,

Куда-то спешит озабоченная.

Советские служащие

С кожаными портфелями.

Подружки

С кульками конфет.

Торопятся военные,

Чтобы успеть к вечерней поверке,

Люди обыкновенные

Смотрят на них снизу вверх.

Зиночка вышла из редакции

Газеты «За индустриализации».

Не спешит никуда,

Хотя сегодня еще не завтракала.

В руках держала она

Газету со своей статьёй,

Теперь вся страна

Будет читать её.

Всем интересно узнать

О детском техническом творчестве,

Что скоро планируется запуск

Лодки с моторчиком.

Что когда-нибудь изобретатели молодые

Пополнят ряды

Советских инженеров

И создадут космические корабли,

Которые долетят до Марса и Венеры.

                           17.

Неожиданно Зина увидела, что навстречу

Идет Алексей Карташов.

Взглядом ее сверлит,

И вдруг повернулся и обратно по площади пошел.

Круги под глазами, лицо осунулось.

Бывший редактор газеты «За индустриализацию»

Теперь в наркомпросе госслужащий.

Зиночка замерла на секунду

И за Алексеем спешит через площадь

Решительная, словно собирается на скаку

Остановить лошадь.

        Алексей Савельевич, подождите,

Догнала Карташова девушка.

Тот вспотел,

Смотрит на нее сердито.

Зина:

        Алексей Савельевич, мою статью напечатали.

Алексей:

        Знаю.

Зина:

        Какое счастье!

Как хорошо, что сейчас весна!

Алексей:

        Это я попросил нового редактора

Её в номер дать.

Был дурак,

Что не напечатал ее раньше.

Кстати, я извинился перед Верой Витальевной, -

Добавил он.

Зиночка под руку его взяла: – А пойдемте в планетарий,

Я хочу знать, где находится Орион.

                                  Заключение.

Парторгу объявили строгий выговор,

За то, что Веру не отстаивал.

Хорошо, что из партии не выгнали…

Да здравствует товарищ Сталин!

                          

                                       Золото.

                                          Вступление.

Обычно империи существуют не долго

После смерти своего создателя.

В случае со Сталиным, ого!

Тридцать лет еще СССР простояло здание!

Что интересно: Сталин сидел в Кремле,

Но все в стране работало,

А Путин спешит управлять страной то на самолете, то на корабле,

Но повсюду болото.

                                     1.

Средняя Азия. Горы.

Караван золото везет в Бухару:

Правитель Бухары – Алихан гордый

В гарем добавит Лейлу, Зульфию, Зухру.

Человек в горах не один:

Камни упали на дорогу.

Впереди Хусниддин

В кручи вглядывался внимательно и долго.

Что это? Горные духи

Принимают форму камней,

И тогда житухи

Веселей, чем у них нет.

Или засаду устроили люди –

Скалолазы!

Хусниддин через левое плечо три раза плюнул,

Чтобы не сглазить.

Вдруг навстречу всадники:

Разбойник Уйгун

Смотрит жадно

На груз.

Хусниддин: – Прочь с дороги, я великого хана визирь.

Уйгун: – Откуда золото?

Хусниддин: – Не скажу сволочь!

Уйгун пикой Хусниддина сразил.

Разбойники в охрану

Стрелять стали.

Лошади всхрапывали

Словно почувствовали волчью стаю.

Убитые охранники на дороге лежали,

Среди них Хусниддин заколотый.

Теперь только хан знал,

Где добывалось золото.

                         2.

Бухара. Гарем Алихана теперь.

Два стражника через открытую дверь

Увидели жен Алихана в гареме

И от любви сгорели!

Алихан лежал у фонтана

В позе Будды.

В бассейне жены плещутся: заняты.

Алихан яблоко кинет: с кем ночью будет,

И жены бросаются за яблоком как фанатки.

Алихан думал о своем народе:

Какие прекрасные люди

Его окружают

И почему случаются перевороты

И революции?

Потемки душа чужая.

Казалось бы, если не голоден,

Живи и радуйся солнечному свету.

Но все хотят золота,

И еще вечность!

Вошел Мухтор – начальник стражи:

        Повелитель,

Золото похитили.

У Алихана лицо стало страшным.

               3.

1920 год.

В Бухаре красноармейцы

Освобождают народ.

Все красавцы под два метра.

У народа теперь свобода,

Может и жить будет бедней,

Зато вместе будут работать

И бывший батрак и бей!

Главное, чтоб не страдало самолюбие,

Глаза не мозолило чужое богатство,

Для страны любой

Лозунг один: свобода, равенство, братство!

Красноармейцы расположились на отдых:

Кто пил воду,

Кто гимнастерку стирал,

Следы Алихана вели в Иран.

               4.

Двадцать лет прошло.

Шах в Иране

Осваивает новое ремесло:

Торгует шкурами бараньими.

По вечерам сидит на берегу реки

Истории русской,

Которую большевики

Направили в новое русло.

Вспоминает иногда о сыне,

Которого оставил в Советской России.

Когда вырос,

Кем он стал интересно:

Красным выродком.

Yes? No?

             5.

Советская Россия. Лето. Москва.

На лицах людей радость!

Андрей Кротов и сын Алихана Шахмурад

У стадиона «Динамо» пьют квас.

Они сотрудники института

Марксизма-ленинизма.

Чуть поодаль девушки сидели на стульях

Эскимо с палочек слизывали.

У одной русые волосы

Достигали до плеч.

Было удовольствием

Её глазами есть.

Вторая была королевой

В простом ситцевом платье.

Поведет бровью левой

И влюбишься без памяти.

Андрей сказал, чтоб слышали девушки:

        Каким гением был Маркс!

Без него бы нечего надеяться,

Человеку ногою ступить на Марс.

В будущем, я уверен, на Антарес

Со звездного вокзала

Мы будем летать на конгресс

Третьего интернационала.

Но пока есть одна загвоздка:

Фашисты в Германии и Италии,

Без них космические корабли к звездам

Давно бы уже летали!

Вместо этого мы должны делать танки

И аэропланы,

Но поддерживаем радиоконтакт

С рабочим классом Альдебарана.

Андрей видел, что девушки

Слушали внимательно.

О жизни нездешней

Хотелось им знать все!

Поэтому он сказал:

        В газете объявление

О лекции по межгалактическому праву.

Завтра в пять, в ДК имени Ленина.

Ждем вас у входа. Вторая колонна справа.

Шахмурад и Андрей допили квас

И пошли по шоссе, пот вытирая со лбов часто.

Лица прохожих светились счастьем:

В стране Советская власть!

               6.

Утро. Тегеран.

Муэдзин поет с минарета.

Жители встали рано,

Чтобы бога своего встретить.

Из домов вышли,

Душевный подъем необыкновенный:

Голос Всевышнего

Доносится с неба.

Алихан спит в саду. Павлин криком его будит.

Входит Мухтор в одежде запыленной.

Фотографию достал:

Шахмурад на трибуне.

В президиуме Сталин,

Ворошилов, Буденный.

Алихан крикнул: – Этот изменник

Должен быть здесь.

В следующий понедельник

В десять.

Хан вынул саблю из ножен

И Мухтора плашмя ударил по шее.

        Сталин должен

Принять мое предложение.

             7.

Москва. 41 год. Ближняя Дача.

Отделанный дубом кабинет.

Сталин говорит по телефону

С командующим фронтом:

        Да.

Через минуту:

        Нет.

Сталин (царь и бог)

Иногда был резок,

Но людей берег:

Сам следил, чтоб Василевский

(Начальник генштаба)

Спал бы не меньше 6 часов,

Хотя дело было табак,

У ворот фашистская сволочь!

Стали озабоченно

По кабинету прошелся взад вперед,

Но война не закончена,

Геббельс врет!

Вошел кошачьей походкой Молотов:

        Коба, Алихан через посыльного

Просит вернуть ему сына,

Взамен он покажет, где в горах золото.

Сталин (трое суток без сна)

Потер веки:

        Мои геологи, если надо,

Найдут золото под Москвой.

Мы не отдадим этого человека,

Потому что он свой.

                   Заключение.

Сталин держал в ежовых рукавицах народ,

Но его любили рабочие и крестьяне, солдаты и матросы

За то, что Сталин своих не сдает,

Сталин в беде не бросит!

                           Сын.

                  Вступление.

Главное в общественном строе –

Это вопрос наследства.

При социализме будешь учиться на тройки,

Не поднимешься вверх по служебной лестнице.

Но если стараешься и талантлив:

Работают социальные лифты.

Постепенно вырастаешь в Атланта

Из древнегреческого мифа.

                                                         1.

Июнь сорок первого года. Сын Сталина – Яков Джугашвили –

Артиллерист. Лейтенант РККА

В расположение полка

Едет на автомобиле.

Навстречу беженцы:

Женщины, старики, дети…

Немцы перешли рубеж

Страны Советов.

Господи, и зачем Гитлеру наши овраги

И болота?

Ведь до Альфы Центавра

Лететь всего четыре световых года.

В созвездие Льва

Отправил бы космический флот

Бомбить переправы,

Тогда бы вот

Во всей Вселенной не было бы ему равного!

                                    2.

Бой. Гаубичная батарея

Стреляет по танкам прямой наводкой.

У немцев большие потери

Сегодня.

Орудие

Огонь!

Трудно.

Еще залп вдогон.

Вот из танка повалил дым,

Словно из бутылки вырвался джин,

Другой танк завертелся на месте.

Главное смелость!

Яков смотрит в бинокль,

Дает команды.

Отец за его спиной

Непреклонный,

Громадный.

Ходит по кабинету в Кремле,

Курит трубку.

Батарее конец: на земле

Одни трупы.

Только Яков контуженный

Подавал признаки жизни.

Фашист вгляделся: не жид ли?

В плен взяли: ужас!

                                     3.

Концлагерь.

Колючая проволока. Вышки.

Охрана вышколенная.

Мгла.

Лают овчарки.

Барак.

Немцы едва сдерживают собак.

Перед заключенными гауптштурмфюрер в очках.

        Германия победила. Зер гут! -

Гауптштурмфюрер взмахнул плеткой:

        Большевики послали в окопы последний резерв:

Летчиков оставшихся без самолетов.

Гауптштурмфюрер протянул Якову бумажный лист.

        Пишите: «Все кончено. Сын Сталина – Яков».

Но с конвейеров советских заводов сходили МИГи и Яки.

Русские еще не сдались!

                                     4.

Начальника лагеря кабинет.

Яков стоит в расстегнутой шинели.

На столе обед:

Суп и котлеты с вермишелью.

Подпиши бумагу

И кушай себе с аппетитом.

Тебе благо,

А Родина простит!

Гауптштурмфюрер подошел к Якову,

Тот смотрел в пол перед собой,

Глаза стекляшки,

Оброс бородой.

Гауптштурмфюрер:

        Не понимаю

Твоего упрямства,

Превозноси Германию,

Живи и здравствуй!

Или умрешь, как собака.

Не будь идиотом.

Яков вернулся в барак

Голодным.

                                            5.

Берлин.

Работают кинотеатры, варьете, цирк.

В витринах

Маникены-близнецы.

Словно то и дело

Встречаешь одного и того же человека.

Это гестапо следит неумело

Или советская разведка?!

Якова на автомобиле

По городу возят два-три часа,

В Магазинах изобилие

Вино, сыр, колбаса.

На улицах нарядные люди.

Культура радует!

Никто не плюет

На тротуар.

                                         6.

Гостиница. В номере кровать, стол.

Есть комната ванная.

За окном неба синева,

Жизнь в радость!

Яков пострижен, побрит,

Одет в хороший костюм.

В рамках борьбы

За его ум.

Гуаптштурмфюрер:

        Россия на краю пропасти,

Помоги остановить войну.

Русские кости

Усеяли уже всю страну.

Разве не ясно

Бесполезно сопротивленье?

Мы взяли

Три миллиона пленных.

Гауптштурмфюрер за столиком

Листал газет подшивку

Самодовольный,

Плешивый.

                                       7.

Яков и гауптштурмфюрер

В варьете. Здесь

Амур

Вербует в эсэс.

На сцене девушки блистают

В танце,

Которые лучше Гитлера убеждают

В превосходстве немецкой нации.

Одновременно вскинут ножки,

С ума сойти можно!

Сердце сильней бьется в груди,

Каждая Марлен Дитрих!

Страусиные перья, шелк, ажур:

В Якова первого выстрелил Амур.

На сцене прима,

Зовут Фрея,

Но стрела пролетела мимо

Яков вспомнил, как погибла его батарея.

                                     8.

Гауптштурмфюрер привел Якова в гримёрку Фреи

И вышел.

Фея

Поздоровалась кивком головы.

Красавица перед зеркалом

Пудрила носик.

Яков подумал, как в кино.

Ведь он – зек.

Фрея:

        Я узнала, что сын Сталина в зале,

Захотела задать вопрос. –

Фрея это сказала

На ломанном русском языке

И понюхала букет

Роз.

        Расскажи мне про своего отца,

Правда, что он женат на Розе Каганович?

Но Яков женитьбу отца отрицал:

        Для меня это новость…

                                        9.

Яков и Фрея в кинотеатре,

Смотрят военную хронику:

Как по Европе маршируют немецкие солдаты

Бандиты махровые.

Вот улыбается в кабине

Летчик люфтваффе,

Потому что советский истребитель

Вспыхнул в небе факелом.

Вот немецкие генералы

Стоят перед картой.

(Гитлер на них только что наорал,

Это, естественно, осталось за кадром).

Фрея слезы счастья стирала со щек,

А Якова переполняла ненависть,

Но еще

Волновала близость ее колена.

                                         10.

Яков и Фрея в ресторане едят турнедо,

Запивают шампанским.

Яков при этом

Был в легкой панике.

Ему нравились волос ее волны,

Была особая прелесть в ее тонких бровях,

Но вместе с тем Яков помнил,

Что перед ним враг.

Фрея:

        Мы легко

Побеждаем большевиков.

Ответь мне

Почему?

Яков:

        Мы всегда уважали немцев

Трудно бить их как мух,

Но они в Волге моют свои сапоги,

И мы будем давить их как гнид.

                                   11.

Яков и Фрея в особняке

Слушают по радио Вагнера.

Рука Фреи лежит у Якова на руке,

У него кружится голова.

Музыка услаждает слух,

Уносит в высшие сферы,

Где ангелы кружатся вокруг

Советского офицера.

        Ты понимаешь в музыке,-

Удивлялась Фрея,

Но мыслишь узко,

Не хочешь служить Рейху.

А Рейх – это величие

И порядок.

Немцы силой

Заставят всех радоваться!

                               12.

Вошла служанка с подносом

На нем кофейник.

У служанки русые волосы, косы.

Полная противоположность Фреи.

Служанка разлила по чашечкам кофе,

Поставила на стол печенье.

Хоть достоинства ее скрывались под кофтой,

Яков видел, похвастаться было чем.

Фрея:

        Спасибо, можешь идти,

Барбара.

Хотя нет, подожди.

Почему ты не вытерла пыль в баре?

Барбара:

        Я вытирала.

Фрея:

        Ты еще врешь, мерзавка!

Фрея ударила служанку рукой:

        Я тебе дам такой урок,

Забудешь как звать.

Фрея замахнулась снова,

Но Яков перехватил ее руку.

        Как можешь,

Сказала Фрея гневно,

Мешать немке

Ты – русский?

На крик сбежалась фашистская сволочь.

Немка злая

Вцепилась Якову в волосы.

Снова концлагерь.

                                                  13.

Сталин в кабинете

Пьет чай с лимоном.

За окном потемнело.

Блеснула молния.

Сталин закурил трубку,

Подошел к окну.

Трудно

Заснуть.

Каждую минуту погибают

Советские люди.

Но если дело труба

Немцам в лицо плюют!

Удивительно, как еще русский народ жив!

Сколько раз его завоевать пытались!

Убийства, грабежи,

Вывоз капитала!

                                                 14.

Сталин сел за стол,

Взял карандаш.

Молотов вошел,

Почти вбежал.

        Иосиф Виссарионович, Гитлер через красный крест

Предлагает обменять фельдмаршала Паулюса

На Якова.

Сталин откинулся в кресле

И прикрыл ладонью глаза,

Словно свет слишком яркий.

Сталин:

        Мне дорог сын,

Но я – коммунист.

Солдата на фельдмаршала

Не меняю, -

Сталин сломал карандаш,-

Так и передай этому негодяю.

                                         15.

Концлагерь. Яков снова в шинели.

Исхудал.

Слышно: шнель, шнель.

Дают баланду.

С Яковом в концлагере сидят англичане.

Они получают с продуктами посылки

И едят ночами

Тушенку, колбасу, сыр.

Посылки через красный крест присылает правительство,

Англичанин должен хорошо есть.

Но Якова бесило, когда он видел,

Как англичане отдают немцам честь.

Яков называл трусами Кушинга

И О,Брайена,

И в ответ выслушивал

Брань.

Англичане называли Якова

Русской свиньёй

За то, что он яко бы

Не знал что такое платок носовой.

А однажды Кушинг Якова

Ударил кулаком.

Хряк

Откормленный.

Яков на него бросился,

Но немцы были рядом.

Разняли спорщиков

Англичанам к радости.

                                                  15.

Яков был сам не свой,

Не мог сдержать дрожь.

А кругом фашистской сволочи

Смеющиеся рожи.

Яков не мог терпеть больше

Такое униженье

И на забор из колючей проволоки бросился,

Став мишенью.

Пуля попала Якову в голову,

Он умер сразу.

Правда, потом, что его видели в Орле, Калуге, Вологде

Говорили люди разные…

                                         Заключение.

Сталин переживал сильно,

Но сделал это:

Не пожалел сына,

Чтобы показать, что весь народ его дети.

                                       Гитлер

                               Вступление

Гитлер говорил, что если бы оказался за пределами Рейха,

Он бы погиб духовно

Без картин Брейгеля,

Без музыки Бетховена.

Наредкость

Культурный был человек.

Его кредо:

Оперы Вагнера плюс Освенцим.

                                                     1

Германия. 1923 год. В магазинах товары:

Столько нулей на ценниках,

Словно на них указанно расстояние до альфы Центавра

Или до гаммы Цефея.

Например, цена карбоната,

Это расстояние до Альдебарана,

А сосисок –

До Сириуса.

Люди мельком посмотрят на витрину

И прибавляют шагу.

Задержался только старик:

Ртом пошамкал.

Женщина в полушубке лисьем

Вошла в ломбард.

Вышла с покрасневшим личиком:

Золотого кольца нет на пальце.

Кинотеатр:

Ольга Чехова на афише.

Последние марки на билет тратят

Фрицы.

                                 2

Берлин. 32 год. Декабрь.

Фридрихштрассе.

Каменщики

Фасада домов украсили.

По улице шел Клаус фон Штауффенберг.

В волосах пробор аккуратный.

Предки –

Аристократы.

Выбрит гладко.

Подбородок раздвоенный.

Во взгляде

Целеустремленность и воля.

Девушка

Грета

Под руку Клауса держит.

Брюнетка.

Не хищница,

Но над мужчинами имела власть.

Любовная химия

Возникла, когда они встретились с Клаусом.

Клаус:

     –       Ты читала Стефана Георге?

Этот поэт – наша гордость.

Он описал государство,

Где правят аристократы духа,

А не какие-то там

Придурки.

Грета:

     –     А по-моему одобрения

Заслуживает Иоганес Бехер.

Он побывал в Советском Союзе

И написал книгу «Великий план»,

В которой социализма плюсы

Объяснил на пальцах.

В СССР под руководством Сталина

Вырастают заводы и фабрики,

На селе происходят перемены масштабные.

Это факт!

Рабочие чувствуют, что их труд

Нужен стране,

И работают не покладая рук.

У нас в Германии этого нет.

                                          3

Толпа на площади.

В кепках рабочие.

Служащие в шляпах.

Несколько человек без головных уборов:

Закаляются.

Мокрые лавки,

Лужи на асфальте.

Флаги

Со свастикой.

Выступал оратор:

Под носом усов квадратик,

Под глазами круги –

Гитлер.

     –     Немцы, вы же не трусы,

Хватит оглядываться на французов.

Лягушатники от гордости надуты

Как жабы.

Думают, что мы вечно будем плясать под их дудку.

Разбежались!

А евреи в ответ

На национал-социалистические идеи

В прессе слюной брызжут,

Потому что евреям в мутной воде

Легче ловить рыбу.

Клаус:

     –       Гитлер прав,

Черт бы побрал

Этих французов.

Читать невозможно Марселя Пруста.

                                         4

Весна. Озеро.

Тепло.

Летают стрекозы.

Клаус и Грета катаются на лодке.

На воде рябь.

Рыба плеснула рядом.

Купальниц бутоны жёлтые.

Рыбаки на берегу говорят шёпотом.

Клаус:

     –       Почему ты сегодня такая грустная?

Когда я впервые увидел тебя с подружками

В Линце

У вас были такие радостные лица.

Как сияли твои глаза!

Я сразу влюбился в такую красавицу

Как мальчишка.

А теперь, что случилось?

Грета:

     –     Гитлер закрыл коммунистические газеты, –

Нахмурилась Грета, –

Арестовали моих товарищей.

Вчера Себастьяна Вайса.

Клаус:

   –       Но Гитлер сократил безработицу,

С преступностью борется.

Он многое сделал для страны,

А коммунизм –

Это сказка.

Грета:

   –     Русским так не кажется.

                                         4

Берлин. Июнь.

Клаус едет по улице на мотоцикле.

Юноши-

Нацисты

Маршируют в шортах:

Жить хорошо!

Каждый товарища чувствует локоть,

Голову поднимает гордо.

Их лозунг:

Германия превыше всего.

Клаус приехал к Грете,

Поднялся на этаж, постучал в дверь.

Ему хотелось

Увидеть ее побыстрее.

Постоял. Тишина.

Дернул за ручку:

Греты нет: надо же.

Из соседней двери выглянула старушка:

На кончике носа очки,

В тапках.

   –     Не стучи

Она в Гестапо.

                                           5

Управление тайной полиции.

Удостоверения проверяет охранник:

Смотрит на фотографии,

Потом вглядывается в лица.

Клаус по мраморной лестнице

Вбежал на второй этаж.

В кабинете его друг Пауль Лейтер,

Казалось, его ждал.

Папку отложил пухлую,

На лбу морщины.

При разговоре мочку уха

Пощипывал.

Клаус:

     –     Отпусти Грету.

Пауль:

   –     Ты что перегрелся.

Забудь ее, Клаус.

Коммунистам место в концлагере.

Мы хотим возродить Германию,

А они нам палки вставляют в колеса.

Я бы их просто шлепнул,

Мы еще поступаем гуманно.

                                 6

Берлин.

Унтер ден Линдер.

Июнь 41 года.

Опера – немцев гордость.

Вагнер

«Кольцо Нибелунгов».

Контрабас звучит глухо,

Играют флейты,

И вдруг затрубили фанфары,

Вступают альты мощно:

«Ты все можешь,

Ты – сверхчеловек!»

«Твой герой Зигфрид», –

Поднимают дух скрипки

«Ты будешь владеть миром», –

Оркестр гремит.

И только в конце гобой

Оплакивает гибель богов.

Гитлер в ложе

Губу покусывает.

На глаза навернулись слезы:

Велика сила искусства!

Вдруг Гитлер заметил:

На него со своего места

Смотрит человек с рыжей бородой –

Словно спрашивал Барбаросса:

   –     Ну, что Адольф,

Когда русским побоище устроим?!

                                           7

22 июня 41 года.

Советский Союз.

Взрывов грохот:

Немцы бомбят Украину и Белоруссию.

Девушка – Шурочка

Подбежала к окну.

Соседка старушка

Звала ее внучка.

В школе

Лучшей ученицей считалась.

Волосы в косы

Заплетала.

Упала бомба.

Шурочки больше нет.

Дом – гора обломков

И только часы на уцелевшей стене

Играли польку.

                                       8

41 год. Концлагерь: на вышках охрана.

Бараки.

В одном Грета

Руки дыханьем грела.

За столиком

Фельдмаршал Эрвин фон Витцлебен:

Сапоги начищены до блеска,

В руке носовой платок,

Болел,

Но крепился:

На атлантическом побережье Франции строил укрепленья,

Приехал за рабочей силой,

И начальник концлагеря Отто Штольц:

Толстый,

С красным лицом

Разговаривал с хрипотцой.

Плац.

Витцлебен и Штольц.

Штольц:

   –     Заключенные, работающие хорошо,

Получают зарплату.

Они тратят ее на женщин

В специальном бараке.

Одно посещение

Стоит две рейсхмарки,

Но к русским и евреям

Это не относится.

   –   Гут, - Эрвин

Вытер платком нос.

Штольц подал знак:

Оркестр заиграл марш.

Заключенным обещали шнапс,

Если понравятся фельдмаршалу.

                                     9

Германия. Железнодорожный вокзал.

Клаус

Ждал поезда.

С тростью шел слепой.

Безногий инвалид передвигался

На тележке.

Под Сталинградом

Немцев взяли в клещи.

Клаус купил газету,

Прочитал заголовки:

Лозунги

И обещанья возмездия.

Вышел: на путях

Состав.

Под охраной солдат

Евреи в него садятся.

Молодой человек

Несет чемодан,

Думает ему пригодятся вещи,

Чудак.

Женщина, в глазах тревога,

В положении:

Держится

За живот.

В шляпе

Старик.

Мальчик с шеей цыплячьей,

В руках скрипка.

Офицер в очках

Мальчику приказал играть.

Скрипач

Старался.

Музыка его

Звучала как реквием.

Евреи

Садились в вагоны.

                               10

44 год. Берлин.

Была бомбежка.

Возле руин

Женщина стоит с ребенком.

Битый кирпич.

Догорают балки.

У девочки кукла тряпичная.

В руке была.

Старик несет чемодан, плед

И зеркало треснутое.

По улице идут Клаус Штауффенберг

И Хеннинг фон Тресков.

Хеннинг старался ходить

В штатском.

Считал,

Что приказ Гитлера

Расстреливать комиссаров и местное население

Позорит Германию.

Следовательно,

Надо устранить этого ненормального.

Тресков:

   –   С нами Витцлебен. Фельдмаршал,

Когда Гитлер на Советский Союз напал,

Воскликнул: «Этот парень

Сошел с ума».

Клаус и Хеннинг поравнялись со стариком,

Мельком

Тресков

И Штауффенберг

Посмотрели в треснутое

Зеркало.

                                        11

20 июня 44 года.

Штауффенберг,

Как начальник штаба армии резерва,

На совещании у Гитлера.

На столе карта под грифом

Секретно.

Фюрер остановить русских требует.

Предлагает из пойманных браконьеров

Создать элитный отряд,

Ведь конечно,

Этим солдатам не будет равных!

С ними немцы быстро отбросят Советы за Урал,

Жаль, что не додумались до этого раньше.

У Штауффенберга в руках был портфель с бомбой,

Он оставил его, сказав, что надо позвонить в Берлин.

Через минуту часовой механизм сработал.

Взрыв.

Отлично!

Но Гитлер выжил.

                                           12

Двор тюрьмы.

Клауса вывели на расстрел.

Этот мир

Уже покинул

Тресков.

Клаус

Посмотрел на небо:

Плывут облака.

«Несчастный народ немцы,

Идут за безумцем,

А он не сумел им помочь», –

Клаус сжал зубы.

Его сразила автоматная очередь.

                                           13

Тюрьма Плётцензее.

Фельдмаршал Витцлебен.

Жизнь превратилась в муку:

Побои, пытки.

Почему

Сразу не убили?!

Фельдмаршала и еще шестерых заговорщиков

Повесили на струнах рояля.

Палач – человек яркий

И творческий

Сыграл на струнах собачий вальс.

Гитлер смотрел фильм про это и улыбался.

                                         14

Германия. 45 год. Апрель.

На шоссе советские танки.

Вдали слышна артиллерия.

Вороний грай.

На обочине трупы немецких солдат,

Грузовик догорает.

Концлагерь.

Ворота настежь.

Два танкиста разрывают флаг

Со свастикой.

Из ворот выходят бывшие узники,

Среди них Грета.

Позади ужас

Концлагерей.

                                     15

В небе светило солнце.

На стене со следами пуль

Написано мелом два слова:

«Гитлер капут».

Кладбище. Тихо.

Грета в ситцевом платье

На могилу Клауса

Положила гвоздики.

                                     Заключение.

Адольф Гитлер:

Музыка и смерть!

Солдаты возвращались с победой,

Они врага одолеть сумели,

Потому что советские композиторы

Сочинили хорошие песни!

                                     Дом.

                                 Вступление.

Сталин думал о государстве,

Не занимался стяжательством,

Ему было достаточно,

Чтоб Советский Союз уважали.

А его генералы вагонами везли из Германии,

После того, как победные залпы прогремели,

Предметы искусства, ткани,

Мебель.

                         1

Москва. Ближняя дача.

У Сталина гости:

Генералы блестящи,

Наша гордость!

Пьют за победу,

Даже не верится, что взяли Берлин.

Берия

Почти не заметен среди исполинов.

Генералы Сталина хвалят хором,

Сталин кивает головой.

Верховный

Доволен.

Позже его обвинят в том,

Что он людей не жалел:

Солдат, как поленья

Бросал в топку.

В этом была необходимость,

Увы!

Зато, когда немцы в 20 километрах находились,

Сам не покинул Москвы!

                             2

Сталин – крупный

Государственный деятель

Допил хванчкару,

Вилкой кусок мяса поддел.

Генерал-полковник Устинов:

        Товарищ Сталин, разрешите обратиться.

Вагон с моими вещами задержали на границе.

Прикажите пропустить.

Эх, называется, воспитали

Советского человека!

Сталин

Ответил:

        Разрешаю полковник Устинов.

Устинов:

        Товарищ Сталин, простите,

Но я генерал-полковник.

Сталин чихнул глубоко.

                                   3

Северный военный округ.

Эшелон воинский.

У каждого вагона часовой

Из органов.

На станции идет разгрузка.

Вдруг один солдат остолбенел,

Смотрит на небо:

Показалось: немецкие самолеты кружатся.

Из вагонов вынимают шкафы, секретеры,

Ящики с картинами целые,

И отдельные портреты

Каких-то немцев.

Грузят все на машины

Студебеккеры.

Американцам респект

Решительный.

                                   4

К станции подъехал виллис,

Из него вышел Константин Рокоссовский,

Видный,

Высокий.

До сумасшествия

Нравился женщинам

Маршал.

Все накормить мечтали его едою домашней.

Рокоссовский пошел вдоль эшелона.

С ним адъютант капитан Ложкин –

Блондин, ямка на подбородке,

Пальцы на руках короткие.

Дочь Рокоссовского – Ариадна

Одна осталась возле виллиса.

Глаза кари – папин подарок,

Красавица удивительная:

Волосы каштановые,

Кофта с трудом застегивается на груди.

Во время войны была радисткой

При штабе.

                            5

Ариадна решила пройтись босиком

По лужайке.

Собака несла кость,

Зарычала угрожающе.

Другая вылезла из-под старых

Покрышек.

Без хвоста.

Рыжая.

Её поддержала шавка,

Несколько раз

Лениво гавкнула –

Зараза!

И уже черный пес

Несется узнать, где враги,

Что бы после

Прогнать их.

Собак собралась

Целая свора:

Ах, как лаять

Здорово!

Но на помощь, с ума сойти,

Пришел мальчик – «мавр».

Чумазый,

В рубашке рваной.

Он вылез из дырки в заборе,

Крикнул собакам: «Хорош!»

Беспризорник,

Волосы взъерошенные.

Собаки полаяли еще немного

И перестали.

Команда четвероногая

Виляет хвостами.

Мальчик погладил по голове рыжую,

У черного пса репей отодрал.

И вот уже собаки не знают, как выразить

Свою радость!

Крутятся вокруг него,

Повизгивают,

Мальчик горд,

Он хозяин жизни,

Защитник!

У него погибли родители,

Но он к народу принадлежит:

Победителю!

                               6

К мальчику приблизилась Ариадна,

Сказала: - Хлеба нет, хочешь шоколад?

Мальчик:

        А он твердый?

У меня болит зуб.

Ариадна:

        Как тебя зовут?

Мальчик:

        Петр.

Ариадна:

        Что ты делаешь здесь?

Мальчик руку к щеке приложил: – Ноет.

Ариадна:

        Поедешь со мной?

Петя:

        А спирт есть?

К машине подошел быстро

Капитан Ложкин.

Поскрипывая

Сапогами кожаными.

Мальчика взглядом уколол,

Ариадну притянул к себе за локоть

В щеку чмокнул:

        Отец велел отвезти тебя домой.

Ариадна:

        Пусть мальчик поедет с нами.

        Не положено, нахмурился Ложкин

Ариадна:

        Ну, Игнат!

Ложкин:

        Что!

Ариадна:

        У тебя есть сердце?

Ложкин:

        Хорошо, отвезем его в детдом.

Мальчик в дыре забора исчез.

Где-то я его видел, -

        Ложкин завел виллис,

Кажется в штабе дивизии

В Витебске.

                             7

Студебеккер с грузом

Со станции выехал.

Затормозил перед лужей:

Дожди шли проливные.

В этот момент в кузов

Залез Петя.

Забился в щель между ящиками узкую,

Запел:

«Скрытный как зверь,

Быстрый как пуля,

Маленький разведчик

В путь!

Опасность везде,

Враг бойся,

Маленький разведчик

В бой!»

Петя смотрел на поля и рощи,

Как на какое-то волшебство.

День был хороший,

Нос вытирал рукавом!

                                   8

Ехали долго,

Наконец, студебеккер остановился.

Петя с грузовика спрыгнул: только

Его и видели.

Спрятался за куст,

Осмотрелся,

Чтобы войти в курс

Дела.

Глядит: дом, такой громадный,

Что с верхнего этажа

Можно увидеть Ленинград,

Москву и Варшаву.

Ветерок шепчет:

Между прочим,

В этом доме живет волшебник,

Сотворивший поля и рощи.

Солдаты взялись за грузовик:

Ящики снимают с автомобиля,

Но видно,

Один не удержали, разбили.

Из него рассыпались по траве:

Ложки, кофейники, портсигары,

Подсвечники

Старые.

Солдаты собрали вещи в мешок,

Ушли, машина уехала.

Капитан Ложкин подошел.

Этому надо больше всех!

Носком сапога по траве водит,

Оглянулся,

Вдохнул,

Полной грудью воздух

И что-то поднял с земли:

Часы на цепочке.

Оп.

Лихо!

Капитан

Сунул часы в карман.

Ах, ты боже мой,

Сам по сторонам смотрит.

                             9

Петя скрылся в саду.

Под яблонями падалица лежала.

Яблок в этом году

Был урожай.

Петя шуметь боялся.

Тихо, но вдруг

Яблоко

Упадет глухо.

Птицы напоются от души,

Клюют вишню.

Демонстрируют жизнь

Возвышенную.

Цветы на клумбах красоты редкой:

Краски невероятные,

Словно их сажали ребята

С летающей тарелки.

Неожиданно сзади треснула ветка.

Петя смотрит: стоит человек

Сутулый.

Из ушей волосы растут.

Лоб низкий,

Глаза посажены близко.

Глядит исподлобья,

Но взгляд добрый.

Человек:

        Что ты здесь делаешь, парень?

Петя:

        Гуляю, у вас тут неплохо.

Человек:

        Это тебе не парк

Культуры и отдыха.

Петя:

        А Вы кто такой?

Человек:

        Садовник.

Петя:

        Не угостите табачком?

Садовник:

        Ишь ты, ну, пойдем в мой домик.

                             10

Бревенчатая сторожка.

Садовник на печку поставил чайник,

Хлеба отрезал мальчику,

В рот себе отправил крошки.

Садовник:

        Значит, ты бродяга?

Петя хлеб положил: – Отпустите меня, дяденька.

Садовник:

        Не бойся: солдат ребенка не обидит, –

Потрогал голову, – болит.

Я воевал в пехоте,

Осколок задел по касательной.

Ешь, хлопчик,–

Садовник порезал сало.

Петя:

        А сколько вы убили фашистов?

Садовник:

        Человек триста.

 

Петя:

        Ништяк!

Садовник:

        А знаешь, как?

Садовник налил мальчику чай,

Поставил на стол сахар колотый:

        По ночам

Я превращался в волка.

У меня вырастала шерсть,

Я бежал на четырех лапах,

Оставаясь в душе

Рядовым 127-го стрелкового полка.

Я находил немцев

И перегрызал им горло.

Итого,

Триста фашистов убил до ранения.

Стремительный и безжалостный

Меня называли Ночная смерть.

Немцов ужасали

Укусы большого размера.

У Пети рука замерла с ложкой,

Он даже жевать перестал:

Вот бы ему тоже

Волчью пасть!

Петя:

        Дяденька, а сейчас Вы можете стать волком?

Садовник:

        Главное захотеть.

Садовник стал извиваться всем телом:

Пете показалось, что у него из каждого уха полез волос клок.

Садовник сгибал – разгибал пальцы рук,

Совершал другие телодвиженья,

Но ему не удалось сделать трюк

Перевоплощенья.

Сидит понурый,

Сгорбленный,

Неприятно, что обманул,

Сказал с горечью:

        Не превращаюсь больше в зверя.

Хотя у меня остались другие способности, –

Глаза его загорелись, –

Я через стены вижу свободно.

Можешь сам убедиться,

Зажми орешек в кулак

Так, чтоб я не видел.

Петя протянул вперед руки: – Ну,

Угадайте.

Садовник на одну кивнул.

Петя:

        Да.

                                         11

В дверь постучали,

Вошла Ариадна.

Петю заметила: удивилась чрезвычайно!

Но видно: рада!

Ариадна:

        Ты здесь откуда?

Петя:

        Приехал на попутке.

Ариадна:

        А пропускной пункт?

Садовник:

        Садись, Ариша, попьем чайку.

Садовник в кружку чай налил

Из листьев малины

Ароматный,

Поставил перед Ариадной.

Ариадна:

        Как твой зуб?

Петя:

        Прошел.

Садовник:

        Сейчас мы печеную картошку

Организуем.

Ариадна:

        А с мальчиком что делать?

Садовник:

        Постелю ему постель.

Что дальше, завтра решим.

Ариадна:

        Вообще-то у нас пропускной режим.

Садовник:

        Забыл спросить, как отец?

Ариадна:

        На что-то сердится.

Ему не поменяли полотенце,

Устроил целое следствие.

Сейчас мрачный,

Ящики со станции

Вверх дном переворачивает:

Вещи вытаскивает.

Петя:

        Может он часы ищет?

Ариадна:

        Какие часы?

Петя:

        С крышкой.

При разгрузке один ящик разбился:

Все рассыпалось.

Их нашел капитан,

Отдать был

Должен,

Но вдруг не отдал?

Ариадна:

        Скажешь тоже…

Он советский офицер,

А не мелкий воришка,

Конечно зануда и лицемер,

Но вор – это слишком.

Садовник сгорбился:

        К сожалению, должен тебя огорчить,

Я вижу часы у него в гардеробе

Среди белья чистого.

Ариадна:

        Это неправда,

Хотя конечно…

В голове не укладывается…

Нет, нет, нет.

Садовник:

        Ты ведь знаешь, кажется,

Для меня стены не существуют,

Я вижу у каждого,

Что лежит в шкафу.

Ариадна:

        Какая низость!

Но все равно, это надо проверить…

Сегодня у него бильярд вечером…

Эх, ведь он почти мой жених…

                                 12

Вечер. Ариадна в доме.

В гостиной камин есть.

Кресла

Удобные.

С хрусталем сервант,

Книжный шкаф со стеклянными дверцами.

В нем Шекспир, Сервантес,

Гоголь, Толстой, Достоевский.

На стене охотничьи трофеи:

Головы кабана, медведя, лося.

Словно

В комнату смотрят живые звери.

Ариадна из гостиной

Поднялась на второй этаж,

Стараясь ступать тихо,

Но ступеньки распевались, кажется.

Ариадна остановилась перед комнатой Ложкина,

Потерла лоб:

Да сложно

Решиться на обыск.

Нет уж

Лучше сказать отцу,

Но если подтвердится весь этот ужас,

Ложкина незавидная ждет участь.

                                 13

Ариадна нашла бледного

Рокоссовского

У себя в кабинете.

Он тер висок.

        Отец, Ариадна спросила прямо,

Тебе Ложкин отдал часы?

Рокоссовский:

        Да, приносил,

Но я подарил их ему на память.

У Ариадны отлегло от сердца,

Ложкин чист!

Ариадна:

        Отец, а почему ты сердишься?

Что случилось?

Рокоссовский:

        Проблема настоящая:

Завтра к нам в гости приедет Сталин.

А у нас барахла целые ящики.

Я что мог, все раздал.

                           14

Сад.

Утро.

Цветы.

Птицы поют так,

Как будто

Это оперные певцы.

Еще прохладно,

Но в небе солнце.

Ему радуется

Пернатый социум.

Петя ест

Крыжовник.

Эх!

Хорошо.

На верхушке яблоко

Спелое.

Взял,

Полез.

Спрыгнул с дерева,

Солдат увидел его первым.

Схватил Петю,

За руку держит

                           15

Ложкин в гостиной

Следит, как сервируют стол.

Передвинул осетрину,

Показал, где поставить перец и соль.

Важный

Перенес вазу с виноградом.

Вошла Ариадна.

Ложкин пошел ей навстречу,

Ариадна виновато улыбнулась Ложкину,

Потому что думала о нем плохо

Вчера вечером.

Девушка щеку для поцелуя сама

Подставила немедленно.

Ложкин не понимал

Причину такой перемены.

Вошел Рокоссовский,

Сказал строго:

        Все должно быть готово

В шесть часов.

На Ариадну покосился,

Кольнул взглядом Ложкина

Красивый

Как Аполлон.

В этот момент солдат

Ввел Петю,

Пете было досадно:

Вот к чему приводит беспечность.

Солдат:

-          Товарищ маршал,

Мы шпиона поймали.

Возле дома вертелся,

Что с ним делать?

Ариадна:

        Отец, это мой спаситель,

Если б не он, меня собака бы укусила.

Рокоссовский подошел к мальчику

И пожал ему руку.

Петя посмотрел на Рокоссовского внимательно,

Рокоссовский и Петя понравились друг другу.

Рокоссовский:

        А теперь отвезите его в детдом,

И за работу, нам нужно все к шести успеть.

Ариадна добрая

До виллиса проводила Петю.

                                 16

Гостиная. Восемнадцать ноль-ноль.

Застолье: Сталин пьет вино.

Ворошилов, Молотов,

Калинин

Утоляют голод

Свининой с черносливом.

     –     Константин Константинович, – Сталин зажег трубку, –

        Как вы думаете, поляки забудут когда-нибудь,

То что немцы устроили в Польше,

И что Советский Союз пришел им на помощь?

Рокоссовский:

        Думаю, нет.

Сталин:

        Странно, все-таки будет,

Если они отвернутся от СССР,

И станут снова любить немцев.

Принесли десерт,

Но Сталин даже не попробовал торт.

Сказал: – Я хочу поднять тост

За победу.

Встал, бокал осушил.

Кивнул своим спутникам: – Поедем.

Рокоссовский проводил Сталина до машины.

Сталин:

        Теперь сам вижу: хороший детдом

Вы построили, Константин Константинович.

Рокоссовский:

        Детдом?

Сталин:

        Хорошо, что думаете о поколенье молодом.

Простились.

Сталин уехал довольный.

Рокоссовский вернулся в гостиную

И налил себе водки.

                                   17

Сборный пункт.

Беспризорники.

Удивительно, но в будущее

Им открыты все горизонты.

А пока играют в карты,

Покуривают

Будущие космонавты

И деятели культуры.

Ищет у друга вшей

Будущий известный зоолог,

Подружился со всеми

Будущий посол.

Петя сидит на ящике,

Напротив

Мальчик в тельняшке

И мальчик в рубашке с расшитым воротом.

Мальчик в тельняшке – Руслан –

Вор.

У него был талант:

Мог пролезть в любую форточку.

Он рассказал, как один раз

Стащил колбасу у фашиста,

Тот сарай,

Где Руслан спрятался, очередью прошил.

        Тоже мне герой,

Усмехнулся Петя,

Фашистам нанес урон,

Ведь они не могут воевать без обеда.

Вот я через фронт

Доставил важные сведения,

И армия советская

Взломала немецкую оборону.

Сам маршал

Пожал мне руку.

Немцам устроили настоящий кошмар

Мы – русские.

        По-моему, ты заливать горазд очень, –

Руслан хихикнул, –

Может ты в одиночку

Победил Гитлера?

                                          18

Однорукий инвалид

Крикнул: – По машинам.

Теперь уже детдомовцы, как люди солидные,

Не торопясь, шли.

Потолкались в борьбе

За места.

В каждой машине порядок обеспечивал

Солдат.

Едет в новую жизнь

Десант.

Теперь у них будет режим,

Зато и обед по расписанию.

У ребят

Настроение праздничное.

Солнце в небе улыбается,

Солнце за них радо!

                                     19

Бывший дом Рокоссовского.

Однорукий инвалид ключом открыл дверь.

Детдомовцы устремились в нее скопом.

Давка: кто первый.

По дому разбрелись:

Комнаты просторные.

Ходят в восторге

Искреннем.

Кое-где на полу листки бумаги,

Штор нет на окнах,

Ничего, скоро домашней

Станет обстановка.

Петя и так знал, что дом хороший,

Побежал в сад,

Но садовника не было в сторожке.

Досадно.

Посуда исчезла с полки,

Одежда с вешалки,

Только

Посередине стола лежал орешек.

                               20

Ночью был дождь,

На дорожках лужи,

Но этому утру лучшему

Хочется хлопать в ладоши.

Птицы от счастья свихнулись

Просто!

Детдомовцы высыпали на улицу:

К ним приехали гости:

Сам маршал Советского Союза

Константин Константинович Рокоссовский.

Ложкин из машины достал арбузы

И абрикосы.

Ариадна

Тоже привезла подарки:

Карандаши и тетрадки.

Пусть учатся писать грамотно!

Рокоссовский посмотрел на ребят:

Толпа какая!

Петя в первый ряд

Протолкался.

Рокоссовский его увидел,

Подошел, протянул руку:

        Ну, здравствуй, спаситель.

Ух! –

Руслан удивился.

Значит, Петя не врал.

Впрочем, он был

Этому рад!

                                   Заключение.

Ложкин Петю вспомнил,

Тот в штаб принес донесение от разведчиков:

«Здесь

Седьмой

Гренадерский полк.

Нас преследуют,

Принимаем бой»

Память им вечная!

Великий Октябрь.

                                         Вступление.

Большевиков упрекают, что они обещали

Невыполнимые вещи:

Каждому бесконечное счастье

И жизнь вечную.

Но это был единственный путь:

Города нечем было кормить.

«Все дадим, только делайте что-нибудь,

Прекращайте митинги!»

                                        1

1917-ый год. 25 октября.

Социалистическая революция грянула –

Во все концы летят телеграммы-молнии.

Ленин в Смольном.

В коридорах матросы,

Солдаты, штатские.

Столпотворение просто:

Штаб.

Матрос

Несет чайник.

Быстро прошел Троцкий –

Занят чрезвычайно.

На ходу Подвойский

Отдает приказ

Часовому,

На штык которого наколоты пропуска.

У Сталина

Ни минуты нет времени:

Видит идет старый

Еврей.

Горбат,

В волосах перхоть.

Он был рад

Гибели Российской империи.

Старьем торговал в лавке,

В кулак

Покашливал

Старикашка.

        Господин

Революционер,

Уделите минуту мне,

К Сталину обратился

Горбун.

Сталин

Стоял небритый, усталый:

События развивались бурно.

Сталин:

        В чем дело?

Старик:

        Он может рукой

Дерево

Вырвать с корнем.

Сталин:

        Кто?

Старик:

        Камень пудовый

Докинуть до Чукотки.

Ростральную колонну

Переломить через колено.

Сталин:

        Но кто?

Старик:

        Голем.

                                                         2

Старик:

        Я его сделал из глины.

Он силач:

Руки висят до земли,

Ходит, не поднимая глаз.

Я его оживил,

Заклинание вложив в ухо,

Что бы он работал не покладая рук

И есть не просил,

Но Голем посмел от меня уйти.

Представляете, как он опасен,

Если кто-то станет у него на пути,

Зверюга

Так отдубасит.

Надо Голема найти

И заклинание вынуть из уха.

Мимо проходил матрос – Максим.

Глаза голубые,

На губах улыбка.

Планы – космические.

Сталин его остановил:

        Надо разыскать Голема.

А может быть, это шутка глупая,

В общем, разберись с проблемой.

Максим бескозырку на затылок сдвинул:

        Полундра!

                                      3

Петроград.

Улица.

Революция

Дышит перегаром.

Винные погреба

На распашку,

Пей коньяк и шампанское,

Как барин.

В окнах темно,

Постреливают.

Пустынно как в начале времен

Или мезозойскую эру:

На Невском

Между динозаврами драка.

С неба

Спикировал птеродактиль.

Максим искал Голема,

Вдруг из окна крик: на помощь!

Влетел по лестнице:

Голем по любому.

За дверь выстрелы.

Вбежал: лежат мужчина и женщина.

Мертвы!

Грабитель из шкатулки вынимал украшения.

Другой девушку

Повалил на диван,

За горло держит

Мертвой хваткой.

Картуз

Слетел с головы

Выродка:

Волосы в ушах растут.

Максим держал наготове маузер:

Бандитам – смерть!

Эту мразь

Уложил на месте.

Девушка выбралась из-под мертвеца,

Вся дрожит – нервы.

Лица

На ней нет.

Щеки пылают,

Жадно ловит ртом воздух,

На груди платье

Разорвано.

Рыжие волосы

Растрепанны,

Но взгляд на нее бросил –

Влюблен.

Такую красавицу каждый день видеть хочется:

Как ясное солнышко.

Няня чухонка

Звала ее ласково: лисёнок.

Максим:

        Не плачь, рыжая,

Все хорошо,

Максим поправил кобуры

Ремешок.

Девушка – Александра:

          Они убили моих родителей.

Максим:

        Жалко.

Утром патруль

Заберет трупы

Бандитов.

Александра:

        Не уходите, пожалуйста.

Максим:

        Я не могу,

Остаться здесь.

Александра:

        Тогда отведите меня на Мойку к жениху.

Максим:

        Это где?

                                           4

Александра,

Максим.

Улица: пролетка без колеса

Стоит покосившись.

Магазин.

Витрина разбита.

Максим

На стекло с хрустом наступил.

Александра расплакалась снова:

        Мои родители. Это ужасно.

Максим:

        Не вешай нос.

Жизнь продолжается.

Александра:

        Почему столько зла

В мире?

Максим:

        Если удержим власть,

Мы его сведем к минимуму.

Александра:

        Мой отец тоже добра

Людям хотел.

Он преподавал право

В Петербургском университете.

Максим:

        Теперь богатые не отмажутся,

У нас все будут равны перед законом.

Александра:

        Хорошо. Быстрей бы этот кошмар

Кончился.

Вдруг видят женщина

Бежит к ним, торопится:

Платок сполз на шею,

Волосы растрепанны.

Женщина:

-          Спасите моего сына,

Его судят.

Он взял со склада головку сыра,

Ведь революция – все несут.

Максим:

        Кто судит?

Суды закрыты.

Женщина:

        Это не люди.

Крысы.

У меня в доме на столе сидят три:

Самая крупная посередине,

Одна назначена в секретари,

Кончик хвоста длинного

Макает в чернильницу:

Приговор пишет.

Подпись крупная крыса чиркнет.

Шевелит

Носом усатым,

На коробке сидит

Согласно ее статусу.

        Вы в своем уме, женщина, –

Максим хотел идти дальше.

        Вы думаете, я сумасшедшая,

Женщина зарыдала.

В этот момент рядом

Появилась крыса.

В мусоре рылась,

Но казалось, слушала, о чем говорят.

        Что за черт! –

Сказал Максим,

        Хорошо,

Показывайте, где сын.

                                             5

Крысы – гадко!

Но Александра шла с Максимом и женщиной.

В темноте угадывалось крыс движенье.

Шорохи,

Писк –

Это исполнить приговор

Спешили серые убийцы.

Вошли в дом.

Человек молодой

Сидел на стуле

Сутулясь.

Горела керосинка.

Максим в потолок выстрелил:

Увидели только крыс

Убегающих спины.

        Убит? –

Бросилась женщина к сыну.

Парень голову вскинул:

От него пахло спиртом.

Максим:

        Да он пьян, старая.

Значит суд – это липа?

Женщина:

        Между прочим, у крыс есть своя армия

И полиция.

Они ходят в театр

Послушать певцов из-под сцены,

Книги старые

В кожаных переплетах ценят,

Их ученые спорят:

Как лучше преодолеть космическое пространство:

Ищут способ

На Марс смотаться.

Максим:

        Что Вы мелете!?

Хватит делать из меня дурака!

Женщина:

        Мне кажется,

Нужно брать с них пример.

Максим:

        Зачем ты нас привела к своему хлюпику?

Женщина:

        Мой сын

Виноват, что взял сыр,

Но пусть его судят люди.

                                             6

Максим и Александра.

Улица.

Александре показалось,

Что каменный лев ей улыбнулся,

Словно говорил: все хорошо будет,

Взойдет солнце

И люди

Заживут по совести.

Но Саша вспомнила, что у нее убили родителей

И снова заплакала.

Какая ночь длинная!

Проклятие!

Максим:

-          Я тебя понимаю,

Но ты не плачь.

У меня тоже умерла мать.

Она была прачка.

Работала по 16 часов,

Ела, что после нас с сестрою останется,

И в результате:

Чахотка.

Вдруг в глаза им бросилась яркая краска:

Человек в красном домино

И черной маске

Прогнал ночь.

Словно восходящее солнце

По улице прыгало как мячик.

Домино вдруг сделал колесо

И дальше помчался.

Скачет,

Просто цирк.

Александра

Даже вскрикнула.

За домино бежал дворник.

Длинная борода, густые брови.

В фартуке, с метлой.

Не догнал: домино слишком ловкий.

Дворник, дыша тяжело,

Произнес хрипло:

        Этот тип

Стащил у меня галоши.

Александра:

        Вы уверенны?

Дворник:

        Раз убегает, кто же еще?

Я на минуту в дворницкую вошел,

Галоши оставил перед дверью.

Пусть не попадается мне лучше.

А знаете кто это? Ленин.

Максим:

        Чушь!

Александра:

        Нелепость!

Дворник:

        Не верите? Зря.

Он надевает маску

И этот наряд,

Что бы увидеть жизнь без прикрас.

У него голова варит:

Нам нужен такой начальник,

Что бы был нашим товарищем,

Выслушивал замечания.

Александра:

        Зачем же ему Ваши

Галоши?

Дворник:

        Как же,

Галоши хорошие!

                                       7

Александра и Максим дальше идут: видят очередь

За хлебом.

Даже по карточкам его получить очень

Большая проблема.

Утро.

Рассвет.

Люди хмурые,

Глядят неприветливо.

Мужчина в шляпе,

В очках

Кашляет.

Женщина в платке чихает.

Мужик чешет бороду,

Паренек зевнул.

О политике спорят

На пустой желудок.

Максим и Александра видят: человек в домино

Занял очередь.

Вот оно

Что!

Люди кивают ему, как знакомому.

Максим спросил: – Кто это?

Мужчина в шляпе ответил:

        Актер. Тут театр за углом.

                                     8

Фасада

Архитектура изысканная.

Александра

И Максим.

Александра:

        В этом доме жил Грибоедов.

Максим:

        Кто такой? Генерал.

Александра:

        Поэт.

Хотя был посланником в Тегеране.

Его Чацкий

Имел о себе мнение слишком высокое,

Не удивительно, что Софья

Молчалина ему предпочла.

В общем, Грибоедов хорошо описывал характеры,

А ты разве не знаешь?

Максим:

        Я не учился в гимназии,

Но знаю кто такой Спартак.

                                     9

Хорошо, что утро!

Ветер.

Патруль.

Те двенадцать, которых Блок встретил.

Один солдат пригляделся к Максиму:

        Мы знакомы, братишка,

Помнишь у Зинки

Перекинулись в картишки.

Еще была Катька.

Сегодня ночью застрелил заразу:

Смотрю с офицером катит,

Пальнул для острастки,

И насмерть.

Долёталась.

Любовь была у нас

Сладкая как мед!

Кофточка

Едва сходилась у нее на груди,

Я все шашни готов был простить

Плутовке.

Максим:

        И все же ты убил ее вражина.

Солдат:

        Нет, Катька

Жива.

Максим:

        Как?

Солдат:

        Её воскресил Христос.

Максим:

        Что?

Солдат:

        Одежда на нем сияла

В луче света,

Бородка реденькая ­–

Полпред

Вечности.

Еще он был в сандалиях.

Руки нал Катькой простер

И оживил:

Катька дернулась,

Голову подняла: вижу.

Между прочим, других тоже

Вернул к жизни, Христос.

Солдат показал:

        Вон Толстой.

Человек шел:

Подпоясан веревкой,

С бородой.

Солдат:

        Его Христос тоже воскресил из мертвых.

Человек высморкался и нос утер рукавом.

Это был не граф,

А дворник,

Снявший фартук.

Максим:

        Ты все врешь,

Я его видел с метлой.

Посмотри на его рожу.

Солдат:

        Хорошо, это не Толстой.

Но другие восстали из мертвых,

Кстати, собираются штурмом брать морги!

        Ванька,

Позвал командир.

Солдат:

        Я думаю, день, два

И в Питере трудно будет снять квартиру.

                                         10

Максим привел Александру

К дому ее жениха.

        Возьми,

Максим достал из кармана сухарь.

Александра:

        Я не хочу.

Как ты думаешь, что такое счастье?

Максим:

        Побыть с тобой еще чуть-чуть.

Не хочется прощаться.

Александра:

        Еще есть время.

Поднимись со мной на четвертый этаж,

И подожди пока я войду в дверь.

Максим:

        А жених что скажет?

Александра:

        Он будет тебе благодарен.

     –    Я многое бы дал,

Максим проворчал,

        Чтобы он куда-нибудь отчалил.

                                     11

Лестница.

Чугунные перила.

На стене

Слово неприличное.

Квартира номер шестнадцать.

Александра постучала в дверь.

За дверью что-то треснуло,

И тишина.

Александра постучала сильней.

Хриплый голос спросил:

        Кто?

Александра:

        Это я, Алексей,

Открой.

Алексей:

        Нет.

Александра:

        Ты шутишь, конечно.

Алексей:

        Не могу.

Максим:

        Он что с дуба рухнул?

Алексей:

        Почему ты пришла рано утром?

Александра:

        У меня беда: убили родителей.

Алексей:

        А может быть ты подсадная утка?

Александра:

        Что за чушь!

Алексей:

        Уходи

Лучше.

Александра:

        Как?

Алексей:

        Я не открою дверь

Александра:

        Алексей, в чем дело?

Алексей:

        Ну, хорошо, скажу.

Я превратился в жука.

Александра:

        Ты жук?

Алексей:

        У меня тяжелые надкрылья,

Поэтому со спины переворачиваться трудно.

Я однажды с кровати упал: брык,

С дуру.

А еще сложно

Перелистывать страницы,

И есть непривычно без ложки,

Зато одежда не нужна в принципе.

Александра:

        Но почему, ответь,

Ты не хочешь показаться мне?

Алексей:

        Тебя испугает мой размер,

Я с трудом прохожу в дверь.

Из квартиры напротив

Выглянула женщина

С родинкой

На шее.

Рук тонкие кисти,

Карие глаза.

Взглядом окинула

Максима и Александру.

Женщина:

        Я его подкармливаю,

Кладу перед дверью хлебушек.

Максим:

-          Значит, этот таракан

Не брешет.

        Смотрите, что будет.

Только тихо,

Женщина положила горбушку

Рядом с соседской квартирой.

Через минуту дверь приоткрылась.

Александра чуть слышно вскрикнула.

Максим охнул.

Жук просунул в щель ногу

(Но возможно это была палка)

И хлеб забрал.

Дверь захлопнулась со стуком.

Женщина:

        Он наказан за трусость.

                                             12

Улица.

Ветер последний лист сорвал с дерева.

Александра:

        Ужас.

Что теперь делать?

Максим:

        У тебя, наверняка, есть родственники.

Александра:

        Я пойду с тобой.

Максим:

        Я матрос

Из рабочих.

Александра:

        Я в деревне жила год

У тетки в Тамбове.

Максим:

        Тебе не холодно?

 

Александра:

        Ты заботливый.

Максим:

        Я должен вернуться в Смольный.

Товарищ Сталин

Дал мне задание.

Но я, к сожалению, его выполнить не смог.

                                         13

Смольный.

Охрана.

На матросе ленты пулеметные

Крест накрест.

Вечер.

Троцкий подъехал на моторе.

Матрос

Мандат у Максима проверил.

Коридор. Наркоматы. Наркомат народного счастья,

Наркомат великий свершений,

Наркомат межпланетных связей

И космических путей сообщений.

Максим увидел Сталина.

Максим:

        Иосиф Виссарионович, я не нашел Голема.

Сталин:

        Пойдемте, сейчас в зале заседаний

Будет выступать Ленин.

Кстати, старик сам Голема нашел:

Он тушит пожар на Сенной площади.

                                           14

Зал. Трибуна.

Ряды кресел.

Собравшиеся побег Керенского

Обсуждают бурно.

Сидят, стоят в проходах

Рабочие и солдаты.

В ладоши хлопают,

Свистят.

На трибуну поднялся человек небольшого роста.

Лысина ослепляла блеском,

Усы, аккуратная бородка –

Ленин.

Пиджак плохо сидит,

Галстук в белый горошек.

Зал притих,

Ни шороха.

Ленин окинул зал взглядом,

Сказал: – Поздравляю,

Это великий день,

Но надо быстрей приниматься за дело.

Наша цель:

Трактора дать деревне,

Чтобы у крестьян было время

Приобщаться к духовным ценностям.

Провести электрификацию,

Чтобы лампочка в каждом доме горела

От Карелии

До Кавказа.

Построить тысячи аэропланов,

Чтобы на параде,

Они пролетали над трудящимися радостными:

Большевикам слава!

И конечно: через год или два от силы,

Мы под пение интернационала

Космонавтов отправим на Сириус

Или Альфу Центавра.

        Неужели такое будет? –

Сказал Максим.

Сталин стоял рядом с ним:

        Пойдем, позови свою спутницу.

                                   15

Они вышли в небольшой садик.

Пахло опавшей листвой.

Александра

Полной грудью вдохнула воздух.

Ночь была фантастической!

На небе звезд тысячи:

Правда, стекляшки

(Буржуи настоящие звезды за границу отправили в ящиках).

Обстановка казалась сказочной,

Сад был нереальным:

Статуя Психеи-проказницы

Шевельнула пальчиком.

Сталин поднял с земли ветку,

Показал вокруг:

        А в это вы верите?

Максим и Александра поглядели друг на друга.

                                             Заключение.

Нам повезло, что страной

Стал управлять Ленин.

Кстати, пожар на Сенной

Потушил Голем.

 

Михаил ОСТРОУХОВ

 

Последние публикации