1ZGT5XV2Q0U
После окончания школы в 1939 году он поступил в Бакинское высшее морское училище, но вскоре из-за болезни был отчислен и вернулся домой. В 1941 году Михаил – курсант Мелитопольского военно-авиационного училища летчиков-наблюдателей и штурманов. Но стать штурманом дальней бомбардировочной авиации ему так и не пришлось. Ранней весной 1942 года все училище было направлено на фронт, в самое пекло боевых действий. Пунковского назначили командиром минометного расчета и отправили под Ржев в составе 6-й мотострелковой бригады. Там и произошло его боевое крещение. Глубокие танковые прорывы войск противника завершались выходом в тыл отдельным нашим частям, а сверху следовали жестокие налеты немецких асов.

Находиться в этой огненной цепи было смерти подобно, что наглядно отражено в известном стихотворении Твардовского «Я убит подо Ржевом…» А вот что вспоминает сам фронтовик:
- Пребывание здесь стало последним для многих моих товарищей. Однажды вражеский снаряд разорвался в нескольких метрах справа, там, где стоял соседний расчет. Я оглянулся и замер: лишь огромная воронка зияла пугающей чернотой на том месте, где находились минуту назад мои друзья-однополчане.

Не пощадила война и командира минометчиков. Неожиданно налетевшая неприятельская авиация засыпала наших солдат градом огня. В этом бою командир отделения получил ранение и контузию. Михаила тяжело ранили в лицо и в левую часть спины. Более полугода он пролежал в госпитале в городе Арзамасе, стремясь скорее попасть в свой полк.


Но после выздоровления Пунковского командируют на специальные трехмесячные курсы младших лейтенантов «Выстрел» в Тушино под Москвой. И вот после ускоренного обучения снова передовая…


С марта 1943 года он уже воевал в должности командира артиллерийского расчета в 217-й стрелковой дивизии на Западном фронте. В мае 1943 года его направили в 231-й гвардейский зенитный артиллерийский полк 48-й зенитной дивизии Резерва Главного Командования, где Михаил Пунковский служил в органах контрразведки «СМЕРШ», основной задачей которых было пресечение шпионажа, выявление перебежчиков и диверсантов.


Довелось ему повоевать и на Курской дуге. Он стал непосредственным свидетелем и участником сражений у поселка Прохоровка. А после Орловско-Курской битвы в составе зенитно-артиллерийской дивизии 3-го Белорусского фронта Пунковский участвует в операции «Багратион» – освобождении Белоруссии. На окраине одного из небольших городков, неподалеку от польской границы, его дивизия занимает оборону до подхода основных сил. Немцы, воспользовавшись временной передышкой, скрытно перебросили к нашим позициям танковую часть «Герман Геринг», тем самым создав большое превосходство.


Ранним августовским утром после небольшой артподготовки немецким танкам удалось прорвать передний край нашей обороны. Уминая тяжелыми гусеницами передовые позиции, «тигры» устремились в тыл дивизии. Этого допускать нельзя. Иначе – окружение. Надо во что бы то ни стало сдержать врага. А танки совсем рядом, даже в прицел не смотри.


- Расчет, на прямую наводку, - скомандовал молодой лейтенант. – Огонь!


Вот вспыхнул головной танк, но остальные, рассыпавшись поодиночке, неумолимо приближались к укрытию. И снова артиллеристы били по врагу прямой наводкой. И нет уж возможности сдержать стальную громадину. И помощи ждать неоткуда. Основные части советских войск не подошли, а спереди, слева и справа – фашистские танки.


Но артиллеристов выручили летчики. В небе появились знаменитые «Илы». Недаром их фашисты прозвали «черная смерть». «Воздушные танки» не дали возможности немецким «тиграм» развить свой успех. Наступление фашистов захлебнулось, и на следующий день бои переместились уже на территорию Польши. За участие в этой операции и проявленные при этом мужество и героизм Михаил Пунковский был представлен к званию старшего лейтенанта и награждению орденом Красной Звезды.


- Дальше путь лежал на Литву. А какие кровавые бои шли за Восточную Пруссию, где была создана мощная система укрепления, включавшая прочные железобетонные сооружения! До сих пор в окрестностях Калининграда можно видеть остатки долговременных огневых точек: дотов, дзотов – отголосков прошедшей войны. Противник, используя густой туман, близко подпускал пехоту и танки, обстреливал из засад, проводил непрерывные атаки. Однако он был обречен, - с уверенностью утверждал ветеран.


Медленно, но настойчиво сокрушая врага, советские воины продвигались вперед. В составе своего гвардейского полка Пунковский участвовал во взятии городов Инстербург, Кенигсберг, крупного порта Пиллау.


Война для него закончилась не в мае сорок пятого, а несколькими месяцами позже. И не на Западе, а на Востоке, куда по приказу командования были переброшены гвардейцы зенитно-артиллерийского полка, принимавшие участие в разгроме хваленой Квантунской армии. А до этого был многодневный 10-тысячно-километровый марш по железным дорогам страны туда, где должна быть поставлена точка во Второй мировой войне. Нашим войскам пришлось действовать в сложных природных условиях на территории Манчжурии, Кореи, Внутренней Монголии. Дивизия дошла до местечка Муданзян, где наши солдаты узнали о том, что американцы сбросили бомбы на японские города. Продолжать военную операцию уже не было смысла. В этих боях Пунковскому удалось воочию увидеть действия камикадзе – солдат-смертников императорской армии.


- Насколько у самураев был развит фанатизм, - рассказывал впоследствии Михаил Соломонович, - настолько у нас была уверенность в своих силах, в правоте освободительной миссии нашей армии. Ну, а против нашей веры даже смертники не устояли…


Среди боевых наград ветерана, помимо ордена Красной Звезды, два ордена Отечественной войны 2-й степени, медали «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией» и «За победу над Японией».


После войны капитан М. С. Пунковский служил в органах НКВД, а затем, после окончания Тульского механического института работал начальником технического отдела на комбайновом заводе, занимался внедрением новой техники. Михаил Соломонович до последнего времени возглавлял клуб ветеранов Великой Отечественной войны Тульской областной еврейской общины. Совсем недавно его не стало.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние публикации