fMwWuYesR7Y

Заметки о спектакле «Кони привередливые», поставленном в Тульском академическом театре драмы по рассказам Василия Шукшина.

Народная трагикомедия в инсценировке Родиона Овчинникова написана на основе рассказов «Стёпка», «Гена Пройдисвет», «Сураз». И хотя у каждого рассказа свой сюжет, объединяет их деревенская жизнь, общие трудноразрешимые морально-нравственные проблемы, стремление героев спектакля понять жизнь. Объединяют их поиски истины, веры, правды и самих себя.

Рассказы, положенные в основу спектакля, в основу единого художественного ансамбля, полны ностальгии по прошлому, по давно и напрочь ушедшей жизни, какой бы трудной она ни была. Труд, пусть и не всегда коллективный, родственность, раздольная лирическая песня, общие застолья за праздничным столом всё же лучше разобщённости, безразличности и отстранённости. Думаю, здесь сошлись мысли Шукшина, постановщика, актёров.

Из бытовых историй российской глубинки (послевоенные годы прошлого столетия) сложен чёткий театральный рисунок (музыка, песни, свет, аксессуары). А яркие персонажи шукшинских рассказов воплощены в точные актёрские образы.

В спектакле мы с любопытством изучаем, даже восхищаемся замечательными хорошими людьми. Здесь представители старшего поколения: отец Гриши (народный артист Заволокин), Гриша (заслуженный артист республики Игорь Небольсин); женщины: мать Стёпки (заслуженная артистка республики Ирина Федотова), немая (артистка Лариса Киеня) и другие.

Но в центре внимания молодые парни, – «герои в кирзовых сапогах», – как их определил писатель Сергей Залыгин:

Степан (Стёпка) Воеводин (артист Сергей Сергеев), за драку получивший пять лет тюрьмы и почти там отсидел срок.

Спиря – парень дерзкий и неожиданно добрый – (в пьесе артист Сергей Пыжов) – за разбой и пьянство, отстреливался от милиции и тоже «пыхтел» пять лет.

И Генка Пройдисвет (артист Ян Воробьёв).

Несмотря на уголовное прошлое двух из названных – они привлекательны. И не зря женщины их любят.

Привлекают они своей непосредственностью, отвращением к лжи, как они её понимают, стремлением к правде, к истине, к вере. Вера, где она? Они её ищут, может быть, неосознанно, надеются найти.

Конечно, все они разные. Образом Стёпки Шукшин (и театр) пытаются показать, на что способны люди, когда они изо всей силы тоскуют по родным местам. Они нарушают все законы, пытаясь получить хотя бы крохи душевного тепла и любви, даже если за это придётся платить огромную цену.

Генка Пройдисвет – самый сложный из них. Он грамотен, закончил несколько курсов института. В последнее время «волосатый Генка» работал массовиком-затейником в горном санатории. Пел на гитаре песни, им сочинённые. Будучи раскованным, он шарахался по жизни, как «по загону», ранился. Пытался понять жизнь и злился. Он спорит со своим дядей Григорием, вроде бы и обличает его, а в чём-то он и прав! Например, утверждая, что многие в вузах учатся просто ради дипломов. А в главном прав всё же «новообращённый» в христианскую веру Григорий. Григорий говорит: «Чудо где? Оно в огороде: смотри, на одной грядке растёт морковь, огурцы, помидоры. Ведь всё это – деликатесы, а всё – из земли. Ты возьми её в горсть да посмотри хорошенько – что там? Земля. А откуда? Из земли». Может быть и понял что-то самодеятельный поэт и композитор, сказав (этими словами заканчивается рассказ у Шукшина и сцена в спектакле):

— Пить не буду!

А затем, глядя на уходящую Нюру, которая уходила встречать свою бурёнушку, идущую с пастбища: «Корова, — задумчиво сказал Генка. — Лучше стихи напишу. Про корову».

В спектакле два стержня, две силы: Шукшин и Высоцкий. Кто значительнее? Один помогает другому. Высоцкий подчёркивает мрачную, беспробудную беспросветную сторону жизни: «Стою над пропастью», «пропадаю, пропадаю» (пить надо меньше! Н.М.-Ст.); «обложили меня, обложили, гонят весело на номера»; «попал в чужую колею глубокую, крутые скользкие края» — и т.д. и т.д.)

Но неожиданно появляются другие мотивы: другая идея, советская, – светлая:

И вновь продолжается бой,

И сердцу тревожно в груди,

И Ленин такой молодой,

И юный Октябрь впереди.

Да, жизнь чрезвычайно сложна, но когда, в какие времена она была легка? Обратимся к тексту рассказа «Стёпка». «Жизнь – судьба, может, могла бы быть какой-то иной, малость лучше. А в общем-то и так ничего. Сойдёт». Так размышляет Степан. Так чего же тебе не хватает? Нет, нужны перемены, причём здесь, сейчас, немедленно!

Решение моральных проблем, может быть, в нас самих? Самосовершенствоваться? Но этому кто-то же должен научить. Кто? Общественная организация в виде комсомола, или религия, или простая общеобразовательная школа? Приехали на работу в школу два педагога: преподаватель физкультуры и учительница пения. Но, чувствуется, ненадолго. Сергей (артист Юрий Богородицкий) обвиняет жену Ирину (артистка Инна Медведева), что та сломала спортсмену судьбу. Из-за неё он не может участвовать в крупных спортивных соревнованиях.

Возникает неразрешимая проблема, пропасть какая-то. Замкнутый круг. Обречённость. Остаётся молодым деятельным парням драться, озорничать, пьянствовать, развратничать. А расплата за эту неустроенность – тюрьма. Однако выход есть, даже два. О них говорится в трагикомедии: вера в бога, религия, труд! Второй выход предлагает… Александр Пушкин: «Ты понял жизни цель: счастливый человек. Для жизни ты живёшь!» Или: «Сердце в будущем живёт; настоящее уныло: всё мгновенно, всё пройдёт; что пройдёт, то будет мило».

Театром проделана огромная, сложная творческая работа, что вызывает восхищение и благодарные аплодисменты зрителей. И, тем не менее...

Спектакль закончился. Хороший спектакль. В течение всего представления звучали стихи А. Пушкина, положенные на музыку Алябьевым:

— Если жизнь тебя обманет,

Не печалься, не сердись!

Они звучали в начале постановки, в середине и в конце спектакля. И это не случайно. Это, наверное, ответы (косвенные) на злые вопросы. Хочется привести эти замечательные строки полностью:

В день уныния смирись:

День веселья, верь, настанет.

Сердце в будущем живёт;

Настоящее уныло:

Всё мгновенно, всё пройдет;

Что пройдет, то будет мило.

И ещё одна цитата в завершение. Сам Шукшин о своих повестях, рассказах, о своих героях писал так: «Суть их, говоря принятым языком, не строго «деревенская», хотя и повесть, и рассказы исследуют судьбу выходцев из села. Путь их сложный, нелёгкий, но всё же ведёт он к Человеку. Герои мои, когда я смотрю на них «со стороны», – хотят найти дорогое интересное дело в жизни, не истратить совести, не обозлиться, не иссушить душу!»

 

Н. Мых-Степняк