О спектакле «Кони привередливые» в Тульском драматическом

 

Э п и г р а ф:

И слепил Бог человека из глины, и остался у него неиспользованный комок.

И спросил Бог: «Что же еще слепить тебе?»

«Слепи мне счастье», — попросил человек.

Ничего не ответил Бог, только положил человеку в ладонь комок глины… (Притча)

Овации стихли. Медленно загорелся свет, зрители покинули зал…

Редко бывает, когда театральное действие захватывает тебя с первых минут, с первых даже не реплик, а только движений актеров на сцене. Именно так было на этом спектакле! Сразу! До спазмов в горле. Несмотря даже на чересчур громкую песню Высоцкого. (Зачем так громко? По нервам хотели ударить?) Но вот перед нами старик, отец главного героя первой новеллы. Борис Заволокин. (Как ему удается без резких телодвижений, без лишних жестов, так убедительно сыграть — для меня загадка). Старый человек, видно, что много повидавший, который работал всю жизнь и продолжает беречь свою семью… Встреча с сыном Степкой (Сергей Сергеев), разговор. Появление сестры (Лариса Киеня без единого слова создала образ младшей сестренки, безумно радующейся возвращению любимого брата — пожалуй, лучшая роль в этом спектакле)… Старая мать (Ирина Федотова). Сцена из картины Рембрандта. И медленные русские напевы, хватающие за душу и не отпускающие до самого финала…

Шаг за шагом развивается действие в этом спектакле. Встреча друзей. Соседи. Застолье (блатную песню, по-моему, надо было петь не так разухабисто — Степка не должен «рвать голос», мы же видим: не такой у него характер, иначе бы не сорвался он в побег, в тоске по родному дому и семье, за три месяца до окончания срока). Милиционер (Максим Старцев). С ним все верно: понимает, сочувствует и ничего не может сделать…

Нелепая, в общем, история, как и две последующие. Уже после спектакля начинаешь думать, а почему жизнь в этой захолустной деревне так сложилась? Почему и этот Степка, и Генка (новелла «Генкапройдисвет») в исполнении Яна Воробьева, и Нюра (Ольга Баурина), и Спиря (Сергей Пыжов, новелла «Сураз»), и Шура (Марина Борисова) так мало похожи на их сегодняшних ровесников?

И понимаешь, что Шукшин показывал нам судьбу русской деревни, где разрушены все традиционные нравственные устои: как религиозные, так и общественные. Что ж, община нарушена сначала Столыпиным, затем добита коллективизацией, уважаемые люди — старики, которых всегда почитали в деревнях, частью умерли, частью, кто помоложе, погибли в Отечественную, а «если Бога нет, всё позволено» (Иван Карамазов у Достоевского). Вот это отсутствие нравственных сдерживающих начал смешивается у героев Шукшина с тоской по ним. И глубоко не правы те, кто считает шукшинских героев "простыми". Отсюда и такие характеры. Отсюда и судьбы такие…

Во второй новелле Генка подсознательно понимает: что-то не так идет в его жизни, но разобраться, почему — не может. И яростно набрасывается на верующего (верующего ли? Это ведь тоже вопрос!) Гришу (Игорь Небольсин). До драки. Но ведь и Гриша, человек много старше, не может и не хочет помочь этому видавшему виды слабаку, студенту-недоучке, поэту, взыскующему справедливости и не понимающему, что начинать-то надо с себя!

В «Суразе» (третья театральная новелла) конфликт между «городским» учителем Сергеем (Юрий Богородицкий замечательно, на мой взгляд, справился с ролью эдакого интеллигентного твердого молодца, для которого раз и навсегда все ясно) и местным удальцом Спирей, безотцовщиной, отчаянным и решительным парнем, за внешней грубостью которого скрывается и застенчивость, и беззащитность, и способность искренне любить, решен в стиле «театра символов». И это здорово, потому что выдерживать такое напряжение, как в первых новеллах, зрители уже не в силах.

Хороши и Марина Борисова (Шура) и Инна Медведева (Ирина), замечательно перевоплотившаяся из очаровательной и недалекой Елены («Медовый месяц Белугина») в молодую учительницу, в прошлом которой есть какое-то «темное пятно», из-за чего она страдает, а ее «воспитанный» муж иногда позволяет себе показать отношение к ее беде…

В общем, наш театр (и зрителей) можно поздравить с отличным новым спектаклем. Сложным (а у Шукшина нет простых рассказов!), захватывающим благодаря умелой режиссуре (Родион Овчинников и Александр Дубровин), запоминающимся талантливой игрой актеров, участвующих в постановке (я не всех назвал, но, честное слово, упрекнуть в плохой игре просто некого!). И в который уже раз не могу не отметить музыкальное оформление и подбор песен (Лариса Козлова).

А для себя я решил: не раз еще приду посмотреть эту постановку.

Надо же разобраться…

 

Анатолий Филиппов