Нина Александровна - засл.арт.России Любовь Спирихина, Гаврила Пантелеич - нар.арт.России Борис Заволокин, Андрей Белугин - Юрий Богородицкий, Настасья Петровна- засл.арт.России Ирина Федотова, Елена Кармина - Инна Медведева

О спектакле «Медовый месяц Белугина» 

Э п и г р а ф: «Искусство не реальная жизнь и даже не ее отражение.
Оно создает свою собственную жизнь вне времени и пространства».

Бенуа-Констан Коклен, французский актер и теоретик театра.

Вначале "о времени", т.е. о пьесе. Она интересна тем, что среди действующих лиц присутствуют не только купцы, их жены, дети и приказчики, но и дворяне. Русское купечество начинает прорастать в иную социальную среду. Или иная социальная среда стремится найти в русском купечестве новую опору для продолжения своего существования. Движение навстречу идет взаимное: молодые промышленники уже не хотят жить так, как жили отцы и деды. Они учатся, знакомятся с иной культурой, кругозор расширяется, появляются новые запросы. В свою очередь, дворяне уже не могут жить так, как их предки. Земельная реформа лишила их средств к существованию, и поддерживать привычный уровень жизни становится все труднее. И в этом взаимопроникновении двух культур нарастает конфликт: чья жизненная философия, мораль и нравы окажутся сильнее, кто подчинит себе другого, какую цену заплатит побежденный и чем должен пожертвовать победитель?

В 1877 году, когда А. Н. Островский в соавторстве с Н. Соловьевым закончил пьесу, процесс этот уже оформился, и драматург просто не мог не отразить его в своих произведениях.

И вот перед нами молодой промышленник Андрей Белугин, миллионер, «лет 27-ми; одет современно, но с некоторым оттенком франтовства; живет постоянно в Москве, занимается делами отца и имеет свои обороты».

И Елена Кармина, «девушка немного за 20 лет в полном цвете красоты и здоровья; в манерах видна избалованность и привычка повелевать». Островский не мог здесь прямо указать на ее дворянство — цензура бы не пропустила, но характеристика, речь и поведение этой героини в ходе пьесы сомнений в ее происхождении не оставляют.

И развивается конфликт. Вначале Андрей (его роль исполняет Ю. Богородицкий) стремится понравиться красавице-невесте, во имя чего вроде бы примеривает эдакую «галантерейную» маску — хочет выглядеть в глазах Елены «культурным». Но оказывается, и не маску. Он — цельный человек. Живет по нравственному кодексу своего круга: полюбив Елену, объясняется и расстается с сестрой друга Василия Сыромятова (Д. Чепушканов), которая должна была стать его женой. (А ведь это не просто: такой отказ — большая обида, но Сыромятов понимает и прощает). По-честному объясняется с отцом и матерью. Новой невесте объясняет, что ради ее счастья и покоя готов на все. И доверчиво ждет от нее того же. Но спустя месяц после свадьбы понимает, что Елена не стремится его полюбить, начинает подозревать, что зреет измена, и, преодолевая себя, предлагает жене свободу и денежное содержание...

У Елены (И. Медведева), выросшей в иной среде и получившей иное воспитание, совсем другие понятия о нравственности и чести. Она влюблена в Николая Егоровича Агишина (засл. артист России А. Сидоренко), «человека без определенного положения, с ограниченными средствами; личность поизносившуюся, но еще интересную»; который «по костюму и манерам выглядит как джентльмен». По его совету она принимает предложение Андрея, ради обеспеченной жизни и возможности впоследствии сблизиться с этим «поизносившимся джентльменом», который, в конце концов, оказывается еще и трусом…

Такой же контраст являют собой и родители молодоженов. Гаврила Пантелеевич Белугин (нар. артист России Б. Заволокин) строг, властен и одновременно добр к сыну и жене, Настасье Петровне (засл. артистка России И. Федотова). Она не прекословит мужу, причем именно из уважения к нему. Переживает за сына, смягчая суровый нрав Гаврилы Пантелеевича. Они живут по тем нравственным нормам, которые в этой среде приняты.

А вот Нина Александровна Кармина (засл. артистка России Л. Спирихина), мать Елены, «пожилая дама с расстроенными нервами», эгоистична, пустословна, постоянно клянется в любви к дочери, но не хочет удержать ее ни от брака по расчету, ни от намерения сблизиться с Агишиным. Моральные принципы людей ее круга, видимо, вполне это позволяют…

И побеждает в этом конфликте вовсе не дворянская мораль.

Ну а теперь, "о пространстве", т.е., собственно, о самом спектакле. Дивертисменты в начале первого и перед вторым действием позволили запоздавшим зрителям (в Туле почему-то принято входить в зал спустя несколько минут после того, как погасят свет!) занять свои места, не разрушая канву представления. Спасибо постановщику (нар. артист России Александр Попов), блестяще придумавшему и этот музыкальный номер, и перемещение ширм-декораций, и смену картин, и вообще всю архитектонику представления.

Великолепен был Борис Заволокин. Можно только удивляться его таланту, умению в не самой большой и заглавной роли найти столько характерных черт, создающих образ купца-промышленника, хозяина, болеющего за семью и за свое дело.

Под стать ему и Ирина Федотова, показавшая нам мудрую и терпеливую жену старого купца, трепетно любящую сына. Их дуэт — «идеальная пара», какой представлял ее Островский.

Любовь Спирихина просто царила на сцене (да простят мне этот штамп) и в первом, и во втором действии. Ее героиня, мать Елены, все время хочет, чтобы все выглядело «прилично», при этом она и лицемерна, и эгоистична, и кокетлива, и по-своему любит дочь. Замечательная пластика, умение владеть голосом, интонациями, жестом позволили создать запоминающийся образ женщины из «приличного общества».

Ирина Медведева. Её Елена — само обаяние, актриса сумела так передать душевные движения, переживания этой недалекой девушки, что зрители в ходе спектакля не перестают ей сочувствовать.

Андрей Сидоренко в роли Агишина был очень ярок и убедителен. Циничный обольститель с хорошо подвешенным языком и характерной манерой говорить (запомнились его выходы на авансцену и обращение к публике), оказавшийся еще и трусоватым эгоистом — именно такой он и у авторов.

Юрий Богородицкий. Во втором действии было несколько эпизодов, когда он выглядел просто блестяще. Там, где его герой должен действовать решительно, энергично — у него все убедительно получалось. А вот в начале спектакля, в диалогах с А. Сидоренко и Д. Чепушкановым, мне кажется, он не смог найти верные интонации, как, впрочем, и Д. Чепушканов…

Роль Полины Шатохиной была очень маленькой, но ее Таня запомнилась, думаю, зрителям, своей красотой, сдержанностью в первом действии и неожиданным веселым всплеском («Мы шляпки из Парижа выписываем!) во втором.

Игорь Небольсин. Опять маленькая роль — и опять умение в нескольких жестах показать отношение героя к окружающим. И ведь не поспоришь, так убедительно это у него выходит.

В общем, правы были зрители, устроившие долгие овации актерам.

 

Анатолий Филиппов