СМЕШАННЫЕ ЧУВСТВА (18+) В переводе и сценической редакции Сергея Таска

Заметки о спектакле «Смешанные чувства»

Простая и понятная история Ричарда Баэра на малой сцене Тульского академического театра драмы… Впрочем, такая ли уж простая она, эта история? Сам автор об этой пьесе говорил так: «Хочется думать, что эта история окажется близкой и понятной любому зрителю (…). Надеюсь, моя пьеса вдохнет надежду в тех, кто стремится сохранить состояние влюбленности и веры, которое так нужно в любом возрасте». И вот героиня, уже изрядно немолодая, потерявшая мужа, решает, что все-таки надо начинать новую жизнь. Каким образом? Уехать из Нью-Йорка в другой город, во Флориду, где много солнца и плещется океан. Но приходит старый друг…

Далее сюжет пьесы строится на встрече двух давних друзей: мужчины и женщины. За плечами каждого прожитая жизнь. На протяжении тридцати лет Герман Льюис и Кристина Мильман дружили семьями. Но почти одновременно Герман стал вдовцом, а Кристина похоронила любимого мужа. Встретившись после потерь, Герман и Кристина вспоминают прошлое, ссорятся, мирятся…

Конфликт заключается в том, что Герман делает Кристине предложение, считая, что они еще имеют право на счастье, но Кристина считает, что ее жизнь со смертью мужа закончилась, и не хочет думать о светлом будущем. На протяжении полутора часов на сцене присутствуют только два героя, не считая нескольких эпизодических выходов второстепенных актеров.

Герман в исполнении народного артиста России Бориса Заволокина очень обаятелен, временами мелочен и взбалмошен, иногда становится возвышенным и чувствительным. Кристина заслуженной атистки России Ольги Красиковой – дама с принципами, остроумная, насмешливая и ранимая.

Учитывая, что пьеса не балует динамичным действием, сменой действующих лиц и декораций, удержать внимание зрителя на все время можно только великолепной игрой. Нашему дуэту это удается. Трудно было не включиться в происходящее на сцене, не сопереживать, не грустить и не смеяться.

Хотя вряд ли специфический американский юмор пришелся по душе всем. Все-таки, многовато в пьесе пошлых и плоских шуток, поэтому на потрясение рассчитывать не приходится. Мило — да, трогательно — конечно. Вызывает сопереживание — почему бы и нет? И хеппи -энд вполне логично венчает и пьесу, и пару...

 

Н. А. Мых-Степняк