Юрий Поляков КАК БОГИ (16+) Пьеса в 2-х актах

О спектакле «Как боги»

Э п и г р а ф: «Человек возомнил себя равным богам и был наказан.

Боги лишили его неудач. Все у него стало получаться, все желания сбывались.

Он сошел с ума и покончил с собой». Банальная история. Не думайте, что с вами было бы иначе.

(Из древнекитайской философии)

Юрий Поляков сегодня — один из самых востребованных драматургов. Кажется, нет в стране театра, где бы не шла какая-нибудь из его пьес. На тульской сцене это уже вторая: долгое время в репертуаре держались его «Одноклассники». Да и «Как боги» с успехом идут уже более четырех лет… Значит, есть в этом произведение нечто, заставляющее зрителя вновь приходить на спектакль. Что же это?

Прежде всего — злободневность. Пьеса — о современных нравах, воцарившихся в России и ставших, кажется, уже нормой для многих и многих «успешных» граждан. «Хочешь — сделай. Нужно — возьми. Боишься — преодолей себя или умри. Мешают — отодвинь. Сопротивляются — победи. Любишь — обними и не думай о том, что будет потом. В общем, живи, как душа просит!» — говорит Артем, молодой бизнесмен, «самородок из Сибири». И при этом Артем — не самый отрицательный персонаж, он способен помочь ближнему уладить его проблемы, выручить деньгами, дать совет… Это совсем не страшный, даже обаятельный хищник, протеже куда более зловещего крупного бизнесмена Непочатого (говорящая фамилия! Одно из значений слова «непочатый» — нетронутый, другое — имеющийся в изобилии, избытке). Таких непочатых рядом с нами легион…

«Деньги не изменят, как жена. Не предадут, как друг. Не обворуют, как подлый партнер. Не бросят в старости, как неблагодарные дети. Что такое деньги? Это твои ум, труд, упорство, превращенные в волшебные цифры, исполняющие все желания. Безоткатно!» — вся жизнь этих непочатых уходит на добывание денег для того, чтобы добыть новые деньги для безотказного исполнения все новых и новых желаний, для которых требуются все новые и новые деньги. И горе тому, кто помешает…

Но пьеса сложнее. Она ведь о любви, о том, как люди изменяют этому чувству (не друг другу — себе!) и эта измена делает их жизнь несчастной. Дипломат Гаврюшин женится, потому что его бросила жена, а неженатых дипломатов не бывает, Вера выходит за него, чтобы отомстить бросившему ее любимому… В итоге он теперь 60-летний «фуршетный алкоголик», а она, в свои 39 лет, отвергает притязания многих и многих «непочатых», и зарабатывает тем, что учит их хорошим манерам («облагораживает свиное рыло русского капитализма»), влюбляется в Артема (любишь — обними и не думай о том, что будет потом!), их дочь Алена «коллекционирует мужчин» («Ночь, проведенная вместе, не повод для замужества. Ночь можно провести с кем угодно, а жизнь — только с одним человеком»), знакома с наркотиками и успела уже сделать аборт...

Надо ли говорить, что все это, если следовать правде жизни, просто не может не кончиться трагедией! Так и происходит. Артем забирает свои деньги у Непочатого, тот грязно шантажирует Веру, Алена, которой сделал предложение Артем, узнает о его связи с матерью…

И только финал пьесы («В темноте слышны печальные звуки китайской флейты. Зажигается свет. Знакомая нам гостиная... За столом сидят трое: Вера Николаевна, Леонид Иванович и девочка-школьница… они пьют чай в молчании») дарит нам надежду, что все еще можно исправить.

Я ничего не пишу о комической части пьесы, связанной с первой женой Гаврюшина, которая и женила-то его на себе, чтобы вырваться из деревни, а теперь имела мужей столько, что забывает их имена («когда часто выходишь замуж, все они в голове перемешиваются. Это как в круизе, уже и не помнишь, где какой музей или замок и у кого какой шпиль…») и их бестолковым сыном-неудачником Максимом. Хотя это тоже жизнь…

Ну а что же постановка? Мне, человеку неискушенному, кажется, что наш театр вполне справился с этой пьесой. И заслуженные артисты: Любовь Спирихина (Вера), Виктор Ананьин (Гаврюшин) — Ананьин создал великолепный образ умного разочарованного в жизни интеллигента, и Наталья Савченко (первая жена Гаврюшина); и Елена Берестнева (Алена), Тимур Курбангалеев (Максим), Сергей Сергеев (Артем), и Дмитрий Краснов (Непочатый). Диалоги Краснова и Ананьина — просто украшение спектакля, столько в их игре характерных интонаций, тонкой и точной пластики.

Порадовало и то, что постановщики не стали «оживлять» действие новыми персонажами (как в других театрах, где то домового в этой пьесе на сцену выведут, то какого-то китайца, которого видит один Гаврюшин) ни символическими танцами в масках — пьеса заслуживает именно такой, традиционной, в лучшем смысле этого слова, постановки.

И хотя я смотрел ее уже второй раз, пошел бы и вновь, если она останется в репертуаре (в марте ее не будет). Хотелось бы еще раз пережить «этот оскал зверя, облагороженный человеческой цивилизацией…» (Вера).

Анатолий Филиппов