zm 2f7e s

О спектакле «Знойные мамочки»

Э п и г р а ф: 
«Можно не досказать многого, зритель сам доскажет,
и иногда вследствие этого в нем еще усилится иллюзия, но сказать лишнее —
всё равно, что, толкнув, рассыпать составленную из кусочков статую
или вынуть лампу из волшебного фонаря».

(Лев Толстой)

Вспомнились эти слова Толстого, когда возвращался после спектакля. Шел и думал: как же так получается, что чем немногословнее роль, тем ярче играет в этом спектакле актер? Алексей Емельянов произносит всего несколько слов, но как запоминается своей пластикой! Вроде бы стандартный образ английского дворецкого, но найдены характерные жесты, мимика — и перед нами умный, хитроватый тип слуги, который знает свое место, но не прочь при этом подчеркнуть свою значимость.

Или миссис Калвер. Умудренная житейским опытом мамаша в исполнении заслуженной артистки России Елены Попенко не произносит длинных монологов, но при этом жестами и мимикой говорит зрителю даже больше, чем словами.

Или Джон Мидлтон. Впервые за несколько спектаклей мы увидели яркого, убедительного Юрия Богородицкого, умеющего раскрыть характер своего героя не только в диалогах, но и в паузах. А это уже мастерство.

Характерную роль недалекой красотки Мари-Луизы сыграла Полина Шатохина. Может быть, несколько прямолинейно, но очень обаятельно это у нее получилось.

Мортимер Дарэм… эта небольшая роль позволила заслуженному артисту России Игорю Небольсину ему создать запоминающийся образ вспыльчивого ревнивого мужа, который боится измены и охотно верит, достаточно наивным объяснениям подруги его жены.

Младшей сестре героини Марта Калвер в исполнении Марины Анисимовой тоже досталось немного слов, и в результате актриса смогла воплотить на сцене честную, прямолинейную девушку, желающую непременно «раскрыть глаза» героине на интрижку ее мужа и лучшей подруги.

Вполне справился с ролью влюбленного в героиню Бернарда Керсала Николай Бутенин.

Как, впрочем, и Ирина Бавтрикова, на чью долю достались всего два кратких эпизода (роль Барбары Фоссет).

А теперь о главном. Замечательная, умная, талантливаяи обаятельная Лариса Киеня с большим мастерством сыграла роль главной героини — умной и обаятельной Констанции Мидлтон. Однако на ее долю досталось столько диалогов и монологов, что не могло не создаться впечатления, что ей, при всем ее мастерстве, просто не хватает времени, чтобы не только произнести все, но и при этом жестами, мимикой выразить свое отношение к словам, как собственным, так и партнеров.

Диалоги в пьесах Моэма — глубоко психологичны и при этом несут заряд тонкой иронии. Мало произнести — необходимо сыграть. Неторопливо, подчеркивая характеры персонажей… но как это воплотить, если режиссеру (заслуженный деятель искусств Алексей Малышев) приходится ставить достаточно длинную трехактную пьесу как двухактную, сокращая время постановки до удобного современному зрителю? Стремясь сохранить Моэмовский текст (сохранить все равно не удается!), он требует от актеров «уложиться в хронометраж»? Но это можно сделать лишь за счет игры…

Великолепные костюмы и декорации, грим, прически — все это должно подчеркивать неспешный ритм жизни английского «среднего класса», а ритм речи и ритм действия не всегда совпадают в этом спектакле где столько удачных ролей…

 

Анатолий Филиппов