DSC09198

О спектакле «ГРЕХ» после второго просмотра

Э п и г р а ф:
«И увидел Господь [Бог], что велико развращение человеков на земле,

и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время; 
и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своём.»

(Ветхий завет)

Э п и г р а ф:
«...Тут дьявол с Богом борются, а поле битвы сердца людей»

(Ф. М. Достоевский)

А кто сказал, что пьеса должна быть простой? Что можно просто пойти в театр и увидеть нечто нравоучительное, происходящее не с нами, а с каким-то человеком, который вдруг не захотел делать в этой жизни то, что самым спокойным образом делают другие — жить в свое удовольствие? Полагаю, ожидавшие увидеть именно это — в спектакле разочаровались…

Потому что он не о каком-то стороннем человеке, а о нас всех. О нас, живущих через 130 лет после того, как Лев Толстой написал повесть «Дьявол», по мотивам которой О. Богаев и Г. Тростянецкий и написали свою пьесу.

Нет смысла пересказывать Толстого. Нет резона пересказывать и сценарий. Лучше попытаемся понять, как режиссеру (Г. Тростянецкий) удалось воплотить на сцене главную идею Толстого, так хорошо сформулированную Достоевским. В сердце Евгения Иртеньева (его играет Дмитрий Чепушканов) дьявол борется с Богом…

Молодой человек, выпускник университета, которого ждет блестящая карьера, который полон желания служить на благо стране и обществу (душа горячая!) делает всего один маленький шажок в сторону от своих идеалов, он даже и шажком это не считает — и разверзается ад.

Как гармонично устроен окружающий мир, в котором никто никому ничего не должен! Мать Евгения (Засл. арт. России Ольга Красикова) не захотела разделить трудности жизни с мужем (Александру Барактари), он бросил дело и людей, которые от него зависели, и укатил в Париж, мать Лизы (Инна Медведева), жены Евгения, вообще законченная эгоистка (ее роль блестяще исполняет Засл. арт. России Любовь Спирихина), сама Лиза бесконечно далека от интересов мужа… Все остальные не лучше.

Хотя не все. Есть еще сторож Данила (Вячеслав Федотов), самый ничтожный по своему положению, но единственный, у кого болит душа за восстановление стекольного завода. Его страстность увлекает Евгения, он решает возродить дело, которым занимался его дед и разрушил отец.

Ну а потом следует искушение и расплата.

Причем ведь и Степанида (отличная роль Ольги Батуриной), и все деревенские бабы и мужики тоже мало внимания обращают на хоть какую-то ответственность перед собой и людьми за свои поступки. Живут — и все! Можно изменить мужу, можно уморить голодом ребенка, можно продавать любовь… и т. д. И никто не терзается по этому поводу.

Никто, кроме Евгения…

Спектакль, безусловно, «режиссерский». Геннадий Тростянецкий разбил действие на множество эпизодов, каждый из которых по-своему вскрывает общую суть происходящего — от «КВНного» начала до блестящей символической концовки, в которой ему удалось блестяще соединить оба варианта финала толстовской повести. Но ведь и отсыл к КВН тоже символичен: подчеркивает современность происходящего на сцене. Далее следуют прямые аллюзии с сегодняшним днем, их немало (текст вообще блестящий, отлично прописаны диалоги, реплики и пр.)

Но вернемся к главному, что делает спектакль интересным. В каждом эпизоде постановщику удается так организовать действие, найти такие символы, которые подчеркивают смысл действия. Самые сквозные, проходящие через всю пьесу — полосы ткани с традиционным узором, становящиеся то водой, то травой, то лентами настроения, памяти, прозрачная пленка, как символ иного мира, иного измерения, и зеркало (псише — психея — душа!) становящееся то дверью в душевный мир, откуда появляется «второе Я» героя (Сергей Сергеев), то площадкой уходящего поезда, увозящего Лизу, то щитом жесткого делового мира (сцена с выстрелом в первом действии).

Тщательность проработки эпизодов спектакля просто нельзя не отметить. Однако «режиссерский» спектакль несет в себе и определенную опасность. Высокие требования постановщика иногда лишают актеров самостоятельности и, как следствие, их игра становится «засушенной», схематичной. И если опытные исполнители находят силы справиться с этим, как, например О. Красикова, А. Барактари, О. Батурина Н. Забарова, В. Жуков, В. Чепелев и другие, у более молодых не всегда это получается. Как ни обидно, это относится и к главным героям. Хотелось бы большего богатства интонаций от Д. Чепушканова, И. Медведевой, В. Федотова…

Но это всего лишь мое дилетантское мнение. Да и спектакль идет всего третий раз!

Кстати, вчера он стал короче примерно на 10 минут…

Анатолий Филиппов