z4 ex99Lh2M

Заметки о спектакле «Укрощение строптивой» в Тульском академическом театре драмы

Очевидно, в театре существует некий парадокс: люди предпочитают ходить на известных авторов, лучше даже на классические произведения, и в тоже время зритель хочет оригинальности. В данной постановке Шекспира режиссер ставит перед собой задачу достичь предельной оригинальности. И можно уверенно сказать: задача выполнена блестяще. Кто-то, может быть, в принципе не принимает театр оживших марионеток, это уже другое дело, но надо судить автора по законам выбранного им стиля. Хотя слово «судить» уж очень грозное, скорей принимать или признавать. Особенно хорошо, что режиссер практически сумел сохранить текст Шекспира, и через клоунаду, происходящую на сцене на протяжении всей пьесы, проступают строгие очертания первоисточника.

В пьесе затронута важная тема взаимоотношение мужчины и женщины в семье, борьба за лидерство. Кажется, что Шекспир решает эту проблему кардинальным образом: торжествует право сильного. Никакой компромисс не возможен. Правда заявлено, что Катарина сама виновата, что у неё скандальный нрав и издевательства супруга ей только на пользу. Но это ничем не подтвержденное заявление. Возможно, она просто искренняя девушка, с какой стати ей быть ласковой, если её никто не любит? Возможно, смысл пьесы глубже. Главный вопрос, который ставит Шекспир: быть или казаться. Бьянка (сестра Катарины) – скромница, но, как говорится, в тихом омуте черти водятся. Она, не спрашиваясь отца, тайно венчается с учителем, как она думает, литературы, в тоже время Катарина, понимая, что её берут замуж только за приданное, покоряется воле отца. Притом, что она прекрасно видит, кто такой Петруччо, скрывающий за шутовством свой эгоизм. Своенравие Катарины просто защитная реакция против бессердечных охотников за её приданным. Таким образом, якобы отрицательный персонаж оказывается самым положительным.

Вторая сюжетная линия – это комедия положений, когда слуга выдает себя за господина, а господин за слугу, появляются поддельный отец и настоящий, что дает простор для моделирования комических сценок: в зале смеялись.

Ещё хочется отметить декорации – эту игру с перспективой, прекрасное музыкальное оформление, работа художника по костюмам выше всяких похвал: ощущение, что находишься внутри картин Сальвадора Дали, никогда бы не подумал, что девушка в красном платье-коконе, двигаясь по-особому, может выглядеть так эротично.

Безусловно, актеры в этом спектакле раскрылись в полной мере: видно, что им пригодился опыт тех дурацких этюдов, которых студентов заставляют делать в театральных институтах. Андрей Харенко, играющий Петруччо, талантлив и харизматичен, пьеса в плане актёрской игры во многом держится на нём. Женщины в зале, безусловно, были заворожены его мужской энергетикой.

Наслаждаясь феерическим зрелищем, этим буйством фантазии талантливых людей, ещё раз утвердился в мысли, что в наше время театр — последнее прибежище культуры, практически изгнанной из телевизора.

Очень хорошо, что эта постановка есть в репертуаре нашего театра, есть что посмотреть продвинутому зрителю, хотя если бы спектаклей в таком авангардном стиле было бы много, поражающий эффект новизны, возможно, пропал бы.

 

Михаил Остроухов