DSC08137

Дилетантские заметки о спектакле «…Я вышел на подмостки…» Пьеса для семи струн, сочиненная театром по песням и стихам В. С. Высоцкого и воспоминаниям о поэте

«Когда мы говорим о Поэте, дай нам бог помнить о Веке» — говорила Марина Цветаева. И действительно, поэт, художник, не может быть понят отдельно от своей эпохи, поэтому любой рассказ о нем начинается с проникновения в стилистику времени, в котором он жил и творил.

Вот почему были так одеты актеры, вышедшие вчера на сцену Малого зала Тульского академического театра драмы: костюм, вязаная кофта, «водолазка», свитер… трикотажная жилетка, даже расклешенные брюки… Разные поколения в разной одежде... И у каждого своя судьба, каждый по-своему переживает песни, исполняемые в спектакле. Заслуженный артист России Игорь Небольсин, умеющий одним жестом, вздохом, одной паузой передать даже не настроение, а намек на судьбу человеческую, Алексей Емельянов, с его уникальным тембром голоса, которым он так владеет, Марина Борисова, раскрывшая в нескольких сценках несколько женских характеров — старшее поколение современников поэта. Антон Архипов, Юрий Богородский и Ян Воробьев — молодые представители разных социальных слоев… Инна Тарада, без единой фальшивой ноты исполнившая монолог Марины Влади — все это участники спектакля «…Я ВЫШЕЛ НА ПОДМОСТКИ…», по песням и стихам Высоцкого и воспоминаниям о поэте. Семь актеров. Семь струн, исполняющих мелодию пьесы.

У каждого из них свой голос, своя интонация, но при этом на сцене был именно ансамбль. Отрадно, что авторы (сочинители и исполнители, как они себя назвали) сумели найти в творчестве Владимира Высоцкого не «кукиш в кармане», который, по утверждению иных критиков, только за это и ценящих его, поэт показывал властям, а тот самый нерв времени, который безошибочно затрагивает поэт в своих песнях и на который также безошибочно отзываются наши души.

Зрители увидели некоторую неустроенность и в то же время искренность, душевность атмосферы 60-х годов, сегодня уже вряд ли понятную молодым тулякам, и отголоски событий 70-х, а как без этого? Без этого судьбы и песен поэта просто не понять…

А песни были разные. От «хулиганских» («А где был я вчера…») до высоко патриотичных и мудрых, как «На братских могилах не ставят крестов…». Были и юмористические («Бег на месте» замечательно обыгран сценкой поездки в автобусе!) и лирические. В общем, весь диапазон творчества был представлен зрителям.

Малый зал — это, как мне, дилетанту, представляется — особый вид спектакля. Тут не спрячешься за декорациями, за игрой освещения, за изысками костюмеров, за акробатикой. До сцены от первого ряда не более двух метров. Зрителям слышно дыхание актеров, любая фальшь распознается сразу. Так вот, В ЭТОМ СПЕКТАКЛЕ ФАЛЬШИ НЕ БЫЛО! Начало показалось немного суетливым, но по мере развития действия, по мере смены одной сценки другой (а весь спектакль состоит именно из отдельных миниатюр, в которых актеры пели и «обыгрывали» сюжеты песен), зрителей все более захватывала именно непрерывность действия.

Хорошо, что никто не подражал Высоцкому. Тембр голоса и интонации Юрия Богородицкого напоминали его манеру, но достаточно тактично. Пели «своими голосами», и тем полнее каждый из них доносил до зала свое, услышанное, пережитое им в песне. И почти все песни заканчивали хором… Потому что настоящее искусство объединяет. Мне кажется, вчера оно по-настоящему объединило актеров и зрителей, тех, кто на сцене, и тех, кто в зале. И объединил их Высоцкий. В той трактовке образа, которую создали режиссер-постановщик заслуженный работник культуры России Лариса Козлова, художник-постановщик Ирина Блохина и те исполнители, которых я назвал выше. Да, была еще одна гитара — за сценой аккомпанировал Сергей Гаськов.

Спасибо!

Анатолий Филиппов